Загрузка...
Филфак Главы Л.В.Успенский "Культура речи" - Чему будем их учить



Л.В.Успенский "Культура речи" - Чему будем их учить

02.08.2005 21:14

ЛЕГКОЕ ДЕЛО — ТЯЖЕЛО ПИСАТЬ И ГОВО­РИТЬ,

НО ЛЕГКО ПИСАТЬ И ГОВОРИТЬ — ТЯЖЕЛОЕ ДЕЛО. У КОГО ЭТО НЕ ДЕЛАЕТСЯ КАК-ТО САМО СОВОЮ.

В. Ключевский

 

У вас —сын или дочурка, очаровательные создания.

Вам хочется, чтобы к этому очарованию они присоединили бы еще и высокую культуру речи.

Ну что ж? Давайте их учить. А чему? Речи? Но прежде всего какой —устной или письменной?

Посмотрим в корень. Когда человека начинают обучать письму? Если он не вундеркинд, начинают обучение лет в шесть, перед самым поступлением в школу; возможно, уже находясь в детском саду.

Значит, его грамотой в значительной мере, кроме вас, зай­мутся специалисты своего дела — педагоги. Их главной забо­той как раз и будет письмо, письменная речь, и вам можно быть спокойными в этом отношении: письму они обучат вашего малыша лучше и правильней, чем это можете сделать вы.

Конечно, попадаются ребята, начинающие писать и с пяти и с четырех лет. Это — исключения, а мы с вами будем зани­маться «средними случаями».

Меня самого отдали в школу шести лет. На экзамене я поразил педагогов, смело начертав на огромной классной доске острым уголочком мела букву «о» размером чуть поболь­ше, чем «о», напечатанные на этих строчках. Я выучился писать самоучкой, чтобы не отстать от своего старшего брата. Присма­тривался к его занятиям и затвердил буквы. Но очень долго не мог в толк взять, что, дойдя до конца строки, надо следующую начинать опять слева. Я их гнал «взад-вперед», «бустрофедон», «как пашут волы». Так в самой древности писали греки.

Знал я (да и вы тоже) детей, еле пишущих и во втором-третьем классе: у каждого свой характер и свои способности. Так или иначе, чаще всего забота об обучении письму падает уже на школу.

Заметим: как только дети поступают туда, родители начи­нают «сомневаться»: так ли учат наших Васеньку или Дашеньку, как нужно, и, в частности, почему их учат не так, как учили нас самих?

От всего сердца советую вам: примите в расчет, что между светлыми днями вашего школярства и теми, когда «в первый раз в первый класс» отправился ваш первенец, прошло худо-бедно лет 18—20, если не больше.

Когда меня снаряжали в школу, в Петербурге еще трамвая не было. Не было и телефонов. Моего старшего сына же я повез в первый класс уже на троллейбусе, трамвай стал транспортом устарелым.

К этому моменту он уже без всякого затруднения звонил по любым телефонам и к кому заблагорассудится.

Когда пришел черед учиться моему внуку, он превосходно включал и выключал телевизор, а ездить привык уже и на любых такси — на «Победах», на <Волгах».

Я и в вузе писал еще стальным пером, макая ею в чернила, а этот внук в первом классе сражался еще с «вечной ручкой», а с третьего — официально перешел на «шарик». Поэтому в школе исчез важнейший в моем детстве предмет: «чистописа­ние», а от необходимых нам «клякспапиров» сохранились теперь жалкие рудименты — белые листики форматом в полстраницы.

Изменилось все вокруг. Так умно ли ожидать, чтобы в методах обучения, в школьных программах все застыло на уровне «вашего детства». Простите, почему «вашего», а не «мо­его»? Или отчего не на способах обучения времен моего дедушки, времен «Детства» Максима Горького? Помните?

«—Ну-ка ты, пермяк, соленые уши, поди сюда! Садись, скула калмыцкая! Видишь фигуру? Это —аз. Говори: аз, буки, веди! Это —что?— Буки!

—Понял! Это?

—Глаголь.

—Верно. А это?

—Аз.

...Вскоре я уже читал по складам псалтирь... Обыкновенно занимались этим после вечернего чая и каждый раз я должен был прочитать псалом.

—Буки—люди—аз—ла—бла; живете—иже—же—блаже (Горький запамятовал: «живете—иже» — не «же», а «жи»; нужно бы — «живете—есть—же». — Л. У.), наш—ер—бла­жен, — выговаривал я, водя указкой по странице, и от скуки спрашивал:

—Блажен муж —это дядя Яков?

—Вот я тебя тресну по затылку, ты и поймешь, кто есть блажен муж!»

Точно так учили и ваших прадедов, но навряд ли вам по­казалось бы, что этот способ лучше того, что вы испытали на себе. Вообразите: если бы вам, первоклашкам, ваши праро­дители стали бы внушать, что вас учат неправильно, и надо учить не «а», «бе», «ве», а «аз», «буки», «веди»? И переубедили бы вас?

Повторяю (возможно, не в последний раз!): ребенок пошел в школу — не вмешивайтесь в школьное обучение. Напротив, всемерно помогайте ему и в первую очередь во всем, что отно­сится к обучению письменной речи, письму.

Далее

Оглавление

Похожие материалы: