Цитата

"Ум не есть высшая в нас способность. Его должность полицейская.  Он может только привести в порядок и расставить по местам то, что у нас уже есть… Разум есть несравненно высшая способность, но она  приобретается не иначе, как победой над страстями" (Н.В. Гоголь)

Рекомендуем

Филфак Библиотека Рефераты Творчество Виктора Петровича Астафьева



Творчество Виктора Петровича Астафьева

| Печать |
08.03.2012 17:03

Виктор Астафьев, фото с сайта Википедия

Виктор Петрович Астафьев (1924-2000) в статье "Вечно живи, речка Виви" писал: "Осталась одна Сибирь. И если мы ее доконаем - стране не подняться. Ведь обкрадываем уже не себя, а внуков наших и правнуков". "Человек и природа" - вот главная тема, пронизывающая книгу Астафьева "Царь-рыба". Сам автор назвал ее повествованием в рассказах (1972-1975). Состоит она из двенадцати прекрасно написанных новелл, скрепленных единым рассказчиком и двумя героями, Акимом и Гоги Герцевым.

К книге Астафьев предпослал два эпиграфа: один - из стихов русского поэта Николая Рубцова, другой взят из высказываний американского ученого Халдора Шепли, что подчеркивает важность проблемы защиты природных ресурсов для всей планеты, так как природа представляет единый мировой организм и разрушение ее в какой-либо части может вызвать всеобщую катастрофу. "Если мы будем вести себя как следует, - пишет Халдор Шепли, - то мы, растения и животные, будем существовать в течение миллиардов лет, потому что на солнце есть большие запасы топлива и его расход прекрасно регулируется". Рассказы в сборнике как бы продолжают и дополняют друг друга, предлагая читателю разные типы персонажей. Открывает книгу рассказ о верном друге человека - собаке ("Бойе"), застреленной конвоиром, когда преданный человеку пес бросился на грудь хозяину (заключенному), отплывающему к месту предстоящей ссылки.

Следующий рассказ "Капля", лишенный драматического конфликта, представляет собой философские размышления автора о смысле человеческой жизни после законченной рыбалки: "Тайга на земле и звезда на небе были тысячи лет до нас. Звезды потухали или разбивались на осколки, взамен их расцветали на небе другие. Тайга все так же величественна, торжественна, невозмутима. Мы внушаем себе, будто управляем природой и что пожелаем, то и сделаем с нею. Но обман этот удается до тех пор, пока не останешься с тайгою с глазу на глаз, пока не побудешь в ней и не поврачуешься, только тогда поймешь ее могущество, почувствуешь ее космическую пространность и величие". Человек, наделенный разумом, должен быть, по мнению Астафьева, ответственным за продолжение жизни на земле. Такая ответственность проблемно раскрывается в следующих рассказах о браконьерах: "Дамка", "У золотой карги", "Рыбак Грохотало".

Перед читателем проходит целая вереница типов браконьеров, талантливых хищников сибирских рек и тайги - Гоги, Командора, Дамки, Зиновия, Грохоталы ("Рыбак Грохотало", "Уха из Боганиди", "Сон о белых горах"). Писатель не сгущает краски при описании этих образов. Это не законченные герои-злодеи, нарисованные от начала до конца черной краской. Не лишены они хозяйской смекалки и даже чести и совести в некоторых случаях. Неумеренная жадность вот только выдает их с головой. Показателен в этом отношении Зиновий Игнатьевич Утробин ("Царь-рыба"). Вспомним центральный эпизод рассказа: ловля царя рыб - огромного осетра. Два брата, два браконьера, Зиновий и Командор, давно не ладят друг с другом и на "охоту" ходят поодиночке.

В один из походов Зиновий повстречался с "царем" рыб (о такой встреч, мечтал всякий заядлый рыбак) - попался он на самолично изготовленных самоловы. Увидев "черный, лаково отблескивающий сутунок со вкось обломанными сучьями", ошарашенный видением Зиновий даже испугался. Попробовал рыбак перекинуть его через борт в лодку, да не тут-то было, силенок не хватило. Отпустить бы улов назад, в глубины ангарских вод, по добру по здорову, и беды никакой бы не было, тем более вспомнил он дедушкин наказ: "Лучше отпустить ее, клятую незаметно так, нечаянно будто отпустить, перекреститься и жить дальше, снова думать о ней, искать ее". Доброе, мудрое наставление осталось от предков, да только Утробин не внял голосу разума, пожадничал. С удвоенным азартом снова принялся за осетра, но, случайно поскользнувшись в лодке, сбитый рыбиной, очутился в холодной воде Более того, Зиновий зацепился за крючок самолова.

Ночь, темень. Браконьер переживает сильное нравственное потрясение. Чувствует человек, зацепившись за борт лодки, как покидают его силы. Между барахтаньем в холоднющей воде, во время отдыха, припоминая свою жизнь, решил, что это наказание ему выпало за Глашу Куклину, над которой когда-то надругался он. Спустя некоторое время просил он у нее прощения, но Глафира не простила его. И вот приходится расплачиваться за прошлые грехи. "Гла-а-ша-а, прости-и-и ", - молит он из последних сил. "Прощения, пощады ждешь? - иронически задает себе вопрос Зиновий. - От кого? Природа, она, брат, тоже женского рода...". Дает обещание природе Зиновий покончить с браконьерством, если только спасется в эту ночь. Мысленное раскаяние перед Глафирой и покаяние за содеянное с "царем-рыбой" возымело действие, в конце концов было учтено природой. Набравшись сил. рыбина сорвалась с крючков, а незадачливого рыбака неожиданно спасает брат его, Командор.

Однако на этом не заканчиваются мытарства Игнатьича. Холодная вода дала о себе знать - ампутировали ему ногу. Продает Утробин свой дом в деревне и покидает насовсем насиженные места, побывав перед отъездом у Глафиры Куклиной. Так проучен был за свои незаконные действия рыбак-браконьер. Правда, в данном случае у читателя нет отвращения к этому персонажу. Видимо, потому, что поиск истины слишком дорого обошелся для Зиновия Игнатьича. Мудрым авторским предостережением заканчивается первая часть "Царь-рыбы". Во второй части ведется повествование о добром и простодушном Акиме.

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:
 
Загрузка...

Интересное