Загрузка...

Цитата

Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблуждениям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронизительный перст на него же, на него, на текущее поколение (Н.В.Гоголь, "Мертвые души")

Рекомендуем

Филфак Библиотека Рефераты Творческая история романа И.С. Тургенева «Рудин». Причины обращения Тургенева к теме «лишних людей».



Творческая история романа И.С. Тургенева «Рудин». Причины обращения Тургенева к теме «лишних людей».

| Печать |
29.07.2012 20:00

К жанру социально-психологического романа Тургенев обращается в начале 50-х годов. Именно в это время его привлекает к себе такой тип романа, в котором в полном объеме высказались бы «стихии нашей общественной жизни». Такого романа, как считал писатель, на тот момент у нас еще не существовало. В эти же годы появилось определенное противоречие между потребностями русской жизни и творческими возможностями русских писателей. С одной стороны, быстро менявшаяся действительность, как отмечал сам Тургенев, «торопит и гонит - и дразнит и манит». С другой стороны, писателям недостает необходимого спокойствия и творческой собранности: «Трудно современному писателю, особенно русскому, быть покойным - ни извне, ни изнутре ему не веет покоем...».

 

С сомнением в своих силах обращается Тургенев к созданию романа. Он понимал необходимость преодоления того метода изображения действительности, который сам называл «старой манерой». Из письма к Анненкову: «Довольно я старался извлекать из людских характеров разводные эссенции, чтобы влить их потом в маленькие стекляночки, нюхайте, мол, почтенные читатели - откупорьте и нюхайте - не правда ли - пахнет русским типом? Довольно-довольно». Под «старой манерой» Тургенев подразумевал творческий метод, примененный им в «Записках охотника»: именно там, в небольших по объему рассказах («маленьких стекляночках»), Тургенев давал максимально сгущенное изображение характеров, стремился определить типичные черты русского человека. Наиболее неприемлемыми для себя приметами «старой манеры» Тургенев считал эмоциональную напряженность повествования, неоправданное острословие и, главное, отсутствие простоты рассказа. Именно об этом он 16 октября 1852 года писал К.С. Аксакову: «Простота, спокойствие, ясность линий, добросовестность работы, та добросовестность, которая дается уверенностью - все это пока идеалы, которые только мелькают передо мною».

Первый рукописный роман Тургенева, его первый опыт в этом жанре, был написан в 1853 году и назывался «Два поколения», но вышел неудачным и опубликован был лишь один отрывок из него в 1859 году. «Рудин» же был первым печатным романом Тургенева. Он был написан в 1855 году в очень короткое время. На черновом автографе романа значилось: «Рудин. Начат 5 июня 1855 года, в воскресенье, в Спасском, кончен 24 июля 1855 года в воскресенье, там же, в 7 недель». Роман «Рудин» писался Тургеневым в самый разгар Крымской кампании, исход которой должен был решить судьбу крепостнического строя в России. Наступала пора бурного общественного подъема. «Мрачное семилетие» николаевской реакции кончилось. Самого вдохновителя уже не было в живых. В это ответственное для прогрессивной русской литературы время перед Тургеневым вставали особенно сложные задачи. Основная тема «Рудина» - тема дворянского просветительства - была для 1855 года как нельзя более актуальной. Накануне прихода в русскую жизнь демократов-разночинцев естественно было оценить историческую роль либеральных дворян 30-40-х годов. Со многими из них Тургенев был близок уже в юношеские годы (Грановский, Станкевич и другие). Тургенева глубоко волновала судьба этих людей, воспитывающих молодежь силой своего вдохновенного слова, но вместе с тем не сумевших в крепостнической России встать на путь развития. В «Рудине» была вновь поставлена старая тема «лишних людей», которую Тургенев разрабатывал в «Параше», «Андрее Колосове» и «Разговоре». Автора здесь заботила не только история «лишнего человека», но и вопрос о его значении для современности.

На протяжении работы над романом Тургенев неоднократно подвергает сомнению свой замысел, в письме к друзьям говорит о неуверенности в своих силах. Но друзья, в особенности Некрасов и Боткин, поддерживали начинание Тургенева. Боткин писал: «Не бойся раскрыть свою душу и стать перед читателем лицом к лицу». В конце июля 1855 года первая редакция «Рудина» была закончена, и Тургенев тотчас взялся за ее доработку, главное внимание уделив образу «Рудина», прототипом для которого служил Михаил Бакунин. Писатель ослабил в образе Рудина черты памфлетности и больше подчеркнул положительные, прогрессивные стороны его деятельности как дворянского просветителя. Роман «Рудин» был опубликован в январских и февральских книгах «Современника» за 1856 год, в издании романа в 1860 году Тургенев прибавил к «Рудину» второй эпилог, изображающий трагическую гибель героя в Париже, на революционной баррикаде 1848 года. Немалую роль в творческой истории «Рудина» сыграла литературная традиция, как зарубежная, так и русская - в частности, Тургеневым был использован опыт Жорж Санд, а также Панаева и Станкевича.

«Рудин» был подготовлен всем предшествующим рядом тургеневских произведений о «лишних людях» (поэма «Разговор», статья о «Фаусте», рассказ «Гамлет Щигровского уезда», повести «Переписка» и «Яков Пасынков» и др.). Но образ Рудина шире предшествующих ему образов, так как в нем нашли художественный синтез обе трактовки образа «лишнего человека» - показ его слабостей и вместе с тем сильных сторон. В романе, в отличие от предшествующих повестей, проблема взаимосвязей слабостей и силы лишних людей и подлинных причин их социальной драмы поставлена со всей силой - и она находит в нем подлинно диалектическое разрешение. Рассказывая о Рудине от лица всезнающего и чуждого каких-либо пристрастий автора, Тургенев впервые становится здесь на дорогу объективного изображения «лишнего человека». Безусловно, тема лишнего человека (которая привлекла автора еще в 40-е годы), в 50-е годы претерпевает несомненную эволюцию: если в повестях он противопоставляет этого идеалиста, романтика, зараженного рефлексией, положительной силе трудового русского человека, то в 50-е годы он не только изображает этот тип известного периода русской жизни, но и выясняет его историческую роль как представителя передовой русской интеллигенции 30-40-х годов. В романе Тургенева с наибольшей полнотой воспроизводится все то, что делало «лишнего человека» передовым человеком 30-40-х годов, и в то же время критически переоценивает его с точки зрения тех задач, которые выдвигались жизнью в новое время. В этом романе Тургенев не только говорит о разрыве между теорией и практикой, между словом и делом в жизни дворянской интеллигенции, но и продемонстрировал свои симпатии к представителям либерализма, склонным к реформистскому постепенству (образ Лежнева), считаю исследователи творчества Тургенева. С позиций Лежнева писатель посмотрел на крайний радикализм рудинско-бакунинского толка, пытаясь объективно вскрыть его положительные и отрицательные стороны.

Похожие материалы: