Цитата

Я приметил из многочисленных примеров, что русский народ очень терпелив и терпит до самой крайности; но когда конец положит своему терпению, то ничто не может его удержать, чтобы не преклонился на жестокость (А.Н.Радищев, "Путешествие из Петербурга в Москву")

Рекомендуем

Филфак Библиотека Рефераты Русская литература постсоветской эпохи. Общий обзор реалистической и постмодернистской прозы



Русская литература постсоветской эпохи. Общий обзор реалистической и постмодернистской прозы

22.02.2017 00:21

Когда речь заходит о конце века XX и начале XXI, возникает мысль о повторяемости литературных процессов, связанных со сменой общественных и государственных формаций. Как правило, исторические смены эпох в России проходили болезненно. Вот характеристика одной из них: “... Все было доступно - роскошь и женщины, разврат проникал всюду... из хрусталя и цемента строились банки, мюзик-холлы, скетинги. великолепные кабаки, где люди оглушались музыкой, отражением зеркал, полуобнаженными женщинами, светом, шампанским. Спешно открывались игорные клубы, дома свиданий, театры, кинематографы, лунные парки...”. Не спешите с ответом. Это художественный слепок России образца начала XX века, данный А.Н. Толстым, - времени, когда всевозможные “измы” пытались теснить реалистическую литературу.

Менялись литературные направления, течения. Мы не сторонники того, чтобы относить господствующую в XX столетии литературу к методу социалистического реализма. В.Г. Белинский в статье “О русской повести и повестях Гоголя” писал о двух методах: “Поэзия двумя, так сказать, способами объемлет и воспроизводит явления жизни. Эти способы противоположны один другому, хотя ведут к одной цели. Поэт или пересоздает жизнь по собственному идеалу, зависящему от образа его воззрения на вещи, от его отношений к миру, к веку и народу, в котором он живет, или воспроизводит ее во всей ее наготе и истине, оставаясь верен всем подробностям, краскам и оттенкам ее действительности. Поэтому поэзию можно разделить на два, так сказать, отдела - на идеальную и реальную”. О таком же делении писал в далекие времена Аристотель в своей “Поэтике”. Литература советского периода тяготела в основном ко второму “отделу”. Никакого нового метода не было. А как сокрушать несуществующее?

Литературу новейшего времени называют постсоветской литературой. Она представляет собой неоднородное явление. В ней заметно выделяются, по крайней мере, два направления: реалистическое и авангардистское (или постмодернистское).

Одним из направлений в современной литературе, как и в прежние времена, является реалистическая литература, продолжающая развивать традиции русской классики, традиции А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова и И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого, И.А. Бунина и А.И. Куприна... В конце ХХ- начале XXI столетия “новый реализм” представлен именами Владимира Крупина (“Живая вода”. “Сорокового дня”, “Великорецкая купель”. “Прощай, Россия, встретимся в раю”, “Как только, так сразу”), Владимира Личутина (“Долгий» отдых”, “Скитальцы”, “Фармазон”, “Любостай”, “Раскол”). Ценность названных произведений состоит в том, что на их страницах представлена сама Россия, с ее болями и радостями, памятью о прошлых поколениях и свершениях. Книги пронизаны переживаниями авторов за свою отчизну и за многострадальный русский народ.

Говоря о современной литературе, следует назвать и писателя Леонида Бородина, дважды побывавшего в застенках ГУЛАГ а, но не отказавшегося от своих убеждений. Об этом, о мужестве людей, о долге перед собственной совестью рассказывается в повести “Третья правда”. Боль за будущее России звучит в произведении “Женщина в море”. Верой писателя в романтические идеалы, в светлую мечту пронизана повесть “Год чуда и печали”.

В произведениях реалистической литературы не надо разгадывать шарады и композиционные коды, выяснять значение и истоки симулякр. Это не значит, что современная реалистическая проза чрезмерно проста: в ней есть и символика, и фантастика, и смысловая многозначность, для ее языка характерно разнообразие выразительных средств, а по сложности сюжетных коллизий она не уступает постмодернистской литературе.

Изучающие феномен постмодернизма выделяют в его истории три периода (“три волны”): становление - 60-70-е годы; утверждение в качестве литературного направления - 70-80-е годы; расцвет - 90-е годы. Именно на годы перестройки, на период вседозволенности, отмены цензуры и падает легализация и пропаганда неомодернизма. Литературоведы пытались давать определения “постмодерну” еще до появления произведений, отвечающих требованиям этого направления: Р. Паннвиц “Кризис европейской культуры” (1917 г.). В трактовках термина нет достаточной четкости. Сошлемся на характеристику постмодернизма как направления, данную Н. Русовой и В. Шевцовым в книге “Читаем русскую прозу. Хрестоматия с пояснениями” (2001 г.): “Постмодернизм - философско-эстетический способ освоения мира, свойственный определенному течению в литературе и искусстве второй половины XX века... Эстетика постмодернизма активизирует метод свободных ассоциаций и ориентирована на безличный текст, фрагментарность, полистилистику. Постмодернистские формы в литературе - коллаж, пародия, метароман, историческое повествование, мобильные малые жанры”.

В отличие от модернистских направлений конца XIX - начала XX века в 90-х годах XX столетия не было четкого организационного оформления литературных групп, если не считать представителей андеграундской группы “Митьки”, в которую входили малоизвестные литераторы и художники: Д. Шагин, А. Флоренский, В. Шинкарев, В. Тихомиров, А. Филиппов.

Если исходить из изображения абсурда, прозаики постмодернизма достигли немалых успехов. Удивил многих читателей представитель “первой волны” постмодернистов Юз Алешковский повестями “Кенгуру” и “Николай Николаевич”. Несмотря на фривольность сюжетов произведений, они, как считает сам автор, несут политический заряд, направленный на критику Советов. В повести “Николай Николаевич” герой сдает сперму для научной лаборатории. Однако зародыш, зачатый в пробирке, погибает, что дает повод Юзу Алешковскому сделать вывод: “марксизм-ленинизм - это очевидный онанизм”.

Период демократии и гласности способствовал появлению на книжном рынке порнографической литературы. К таковой можно отнести и повесть Эдуарда Лимонова “Это я, Эдичка!” Если у Лимонова инвективная лексика и секс выступают как явления частного характера, то Вик. Ерофеев (обычно его творчество относят к шизоаналитическому модернизму) в романе, “Русская красавица” пошлость выводит в ранг добродетели, ради романтизации половых чувств обращается к мистике.

Большой оригинальностью обладает постмодернистская проза, открыто направленная против официальной реалистической литературы. Типической литературе противопоставляется культ индивидуализма и интеллектуальной избранности. Еще в 80-е годы, отвергая советский офиоз, сравнительно молодые тогда Вен. Ерофеев, Юз Алешковский, Л. Петрушевская, В. Нарбикова, Е. Попов, В. Пьецух, Т. Толстая, Э.Лимонов, В. Сорокин, С. Четвертков, ввели в литературный процесс нового героя - не передового инженера и отсталого директора, не коммуниста (как это часто было в произведениях прошлых лет), не рабочего и колхозника, а таких людей, которых в народе презрительно называют “отбросами общества”: пьяницы и проститутки, безработная интеллигенция, шпана и недоучившиеся в институте “вундеркинды”. Постмодернисты ведут поиски своего стилевого почерка (В. Набикова “Равновесие света дневных и ночных звезд”, Л. Петрушевская “Свой круг”, “Бессмертная любовь”). Открытость повествования, реализм, переходящий в натуралистические сцены, или, напротив, ирреальная манера изображения характеризуют прозу С. Каледина (“Смиренное кладбище”, “Стройбат”), Саши Соколова (“Школа для дураков”).

Содержание повести Вен. Ерофеева “Москва - Петушки” составляет жизнь пьяниц, собирающихся за стойками распивочных, в тамбурах электричек, на железнодорожных станциях. В состоянии алкогольного опьянения герои словесно раскрепощаются. “Что у трезвого на уме - у пьяного на языке”. Есть такая народная мудрость. Так и на страницах повести персонажи не стесняются в выражениях. Беспомощный пьяный треп заставляет читателя задуматься о судьбах людей, оказавшихся на обочине жизни. Журнал “Огонек” в октябрьском номере за 1998 г. сообщал читателям: “Вот и открыли памятник главному русскому алкоголику Венечке Ерофееву. При жизни он укладывал кабель, играл в сику и регулярно ездил в Петушки. Теперь в бронзе провожает поезда на Курском вокзале. А в Петушках их встречает “гармоническая сука... с косой от попы до затылка”. Подобные бронзовые памятники - своеобразные символы, характеризующие в определенной степени литературный процесс постсоветского периода.

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:
 
Загрузка...

Интересное