Цитата

«… Бьюсь об заклад, что декабристы непременно освободили бы тотчас народ, но непременно без земли, за что им тотчас русский народ непременно свернул бы голову» (Ф.М. Достоевский)

Рекомендуем

Филфак Библиотека Рефераты Пародия в романе М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»


Пародия в романе М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»

| Печать |
09.03.2012 19:49


Салтыков-Щедрин прибегает к разнообразным приемам и средствам художественного изображения. Важное место среди них занимает пародия. Она пронизывает почти весь текст романа, начинаясь с небольших вступлений и заканчиваясь «Оправдательными документами». Так, пародийный характер носит описание состава «Глуповского летописца», имитирующее описание состава летописей и хронографов. В «Обращении к читателю» имитируется церковно-книжный витийственный слог (как пишет глуповский архивариус, «ежели древними еллинами...»).

 Пародийный смысл этих строк становится совершенно очевиден при сопоставлении с образцами древнерусского витийства. Свое «Обращение к читателю» древнерусский летописец заканчивает концовкой, типичной для древнерусских летописей и челобитных. Летопись преемственно слагали три архивариуса: «Мишка Тряпичкин, да Мишка Тряпичкин другой, да Митька Смирномордов, да я, смиренный Павлушка, Маслобойников сын». Пародийно и размышление глуповского летописца о манере повествования, которое является обычным размышлением о выборе стиля («не имея дара стихослагательного»). В предисловии «От издателя» пародируется традиционное обращение к читателю в исторических трудах и романах. Салтыков-Щедрин заявил, что он выступает здесь в роли всего лишь издателя летописных материалов, случайно найденных в архиве города Глупова. Пародийно-сатирический характер носит «Опись градоначальников», в которых содержится статьи, характеризующие глуповских правителей. По мнению Лихачева, здесь пародируется списки царей, князей и церковных иерархов. Пародийно и использование «летописной манеры» повествователя. Этот прием позволяет сатирику с особой силой раскрыть «летописную примитивность» и научную несостоятельность исторических концепций представителей так называемой «государственной школы», защищающих монархическое правление Летописная манера повествования оказалась удобной для обнародования нелепости и абсурдности административных мероприятий, проводимых глуповскими градоначальниками, и их бюрократического аппарата. Летописно-исторический план предполагает возможность вводить в «Истории одного города» легендарные, фальшиво-сказочные мотивы и сюжеты, веселые и остроумные рассказы и анекдоты.

Высмеивая норманнскую теорию создания государства, Салтыков-Щедрин пародийно воспроизводит не только легенду о призвании варягов, подчеркивая, что при своем возникновении власть варяжских градоначальников остановилась на диком административном произволе и насилии. Уже первый из глуповских князей, облагая данью головотяпов, так определял ее характер и размеры: « И будете вы платить мне дани многие». Дается сатирическая характеристика нравов и быта обывателей. Глупость создается при помощи остроумного сочетания народных поговорок, анекдотов, острых и метких афоризмов. Большое место занимает пародия на юридические документы, тексты и законы. Выразительный пример - «оправдательные документы». Царские законы служат не интересам народа, не «всеобщему благу», а целям охраны имущества привилегированных классов. Салтыков-Щедрин раскрывает одну из самых «оригинальных черт, присущих градоначальникам - их природную склонность к законотворчеству и философским упражнениям». Каждый пытается выступать со своей системой законов: Беневоленский - законы второго и третьего сорта, «Устав о свойственном градоначальникам добросердечии» и «Устав о добропорядочном пирогов печении», Бородавкин - «Устав о нестеснении градоначальников законами», Двоекуров - «Указ о вреде водки и пользе пива». Щедрин пародийно воспроизводит отдельные статьи и формулы, почерпнутые из «Свода законов о Российской империи». Именно оттуда автор взял материал для раздела, пародирующего права и обязанности градоначальников («Чтобы злодеи трепетали и прочие повиновались»). Размышления Бородавкина о взыскании недоимок («взыскание недоимок есть первейшие градоначальника долг и обязанность») представляют собой статью-пересказ «Свода законов», посвященную действиям губернского начальства по недоимкам. Реальный материал для раздела, в котором содержится пародия на особо опасные преступления и соответствующие наказания, взят из «Устава о предупреждении и пересечении преступлений». При этом трактат Бородавкина предусматривает в качестве основной меры наказания «меру трепета». Таким образом, в своем изложении системы административных мероприятий Салтыков-Щедрин исходил не из абстрактных умозаключений, а из вполне реальных фактов и документов.

Пародия на юридические тексты содержится в главе «Подтверждение покаяния, заключение». Так, весь эпизод о крепостническом фаланстере напоминает устав о содержании в арестантских ротах - строго регламентированный тюремно-казарменный распорядок дня, исполнение бесчисленного множества дурацких обязанностей, телесные упражнения (арестанты встают в шесть часов, каждый должен расчесать волосы и бороду, прочитать утреннюю молитву и пр.). Таким образом, сатира создает яркую реальную картину, в которой вымысел сочетается с исторически правдивым, документальным изображением лиц и событий. Описание крепостного фаланстера является ярким эпизодом романа: пародийно воспроизводя казарменную обстановку, Салтыков-Щедрин подчеркивает, что жизнь ее обитателей мало чем отличается от жизни содержащихся в арестантской роте. Таким образом, офицерским указам и уставам автор противопоставляет свои сатирические уставы, в основе которых лежит одна жестокая насмешка.

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:
 
Загрузка...

Интересное