Загрузка...

Цитата

История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она — следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление. (М.Ю.Лермонтов)

Рекомендуем

сколько стоит купить диплом техникума diploms1.com/diplom-tehnikuma.html
Филфак Библиотека Первоисточники Е.Ю. Скороходова. Использование некодифицированной лексики в текстах СМИ



Е.Ю. Скороходова. Использование некодифицированной лексики в текстах СМИ

 E-mail

В последние годы наблюдается значительное количественное и качественное усложнение таких сфер русской речевой коммуникации,как устная публичная и деловая речь, язык радио, публицистический стиль вообще и газетно-публицистический стиль и частности.К нынешнему дню язык политики и язык юриспруденции выросли в самостоятельные вторичные языковые системы, которые оказывают мощное влияние на литературный язык, на язык массовых коммуникаций          Продолжая перечень новых сфер языкового существования, необходимо назвать глубоко  внедрившиеся в  нашу  жизнь язык компьютерных технологий и язык рынка, рыночных отношений. Наконец - и это, может быть, самое главное, под влиянием общих процессов демократизации общества исчезла стандартность в речевом поведении средней языковой личности. Расширение состава участников массовой коммуникации привело к тому, что публично выступают люди с разными речевыми навыками и умениями.

Широкая экспансия ненормированной русской речевой стихии, которая наблюдалась в годы перестройки и наблюдается до сих пор, расшатывает сложившуюся систему литературных норм.

Процесс включения сниженных элементов в литературный текст лингвисты нередко называли термином «демократизация языкам. Этот феномен конца ХХ в. вырастает в процесс формирования общепринятого жаргона. Термином «общий жаргон» называется "тот пласт современного русского жаргона, который, не являясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частотностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется (или, по крайней мере, понимается) всеми жителями большого города, в частности образованными носителями русского литературного языка"1. К общему жаргону относятся такие слова, как разборка, зачистка, тусовка, крутой, ящик (телевизор). Эти и подобные слова можно встретить почти в любом номере газеты, каждый день услышать по телевизору. Просторечные, жаргонные и разговорные слова можно встретить в самых серьезных текстах самых различных газет и журналов, хотя "раньше они употреблялись только в непринужденном общении хорошо знающих друг друга людей"2.

Современные тексты, особенно газетные, особенно заголовки, и добиваются в первую очередь эффекта загадочности: привлечь читателя, заинтересовать его, заставить улыбнуться. В лексической картине современной речи очень заметен наплыв сленговых, арготических, жаргонных слов, что существенно меняет эмоционально-стилистическую систему русского языка. А так как устоявшаяся стилистическая система языка служит не только целям эстетики, но и наиболее экономной и точной передаче информации, то разрушение стилистической системы невольно способствует понижению информативности общения.

Процессы эвфемизации, дисфемизации, использование просторечных, жаргонных, арготических языковых средств существенно влияют на становление лексического строя языка. С одной стороны, в ежедневное употребление вносятся новые языковые единицы. С другой стороны, эти новые единицы имеют тенденцию заменять более сложные языковые конструкции и обороты.

Резкий рост вариативности средств выражения — яркая примета современной речи в СМИ, особенно проявившейся в конце XX в. В работе "Языковые преобразования" В.Г. Гак отмечает, что вариантные формы в речевой практике позволяют решить "две важные задачи: коммуникативную и экспрессивную. Благодаря вариантности бесконечно разнообразятся выразительные средства языка, который получает возможность выражать тончайшие оттенки мысли. В этом экспрессивная функция вариантности. Ее коммуникативная функция заключается в том, что обеспечивает успех коммуникации. Быстрота ббеспечивается использованием сокращенных форм слов и предложений. А также сдвигами в значении слов, что позволяет обозначить объект, если даже  номинация осталась забытой''. Современные СМИ находят варианты не столько в книжной, сколько в разговорной лексике. Этот выход за пределы нормы публицистического стиля отражает общую тенденцию либерализации прессы, ее разрыв с прежней ориентацией на кормы официальной речи.

Особенность современного состояния СМИ проявляется во вторжении в медиа-текст внешних, иностилевых элементов, существенно расширяющих набор лексических единиц, традиционно использующихся в материалах прессы, предназначенных для публичного тиражирования. В.Г. Костомаров заметил, что наиболее рельефно языковой вкус иллюстрируется стилистическими явлениями: "Стиль сегодняшнего общения характеризуется размытостью границ между разными коммуникативными сферами, нивелировкой типов речи, в том числе и официальной"4.

Появление в тексте определенного стиля элементов другого, "чужой" лексической единицы является довольно устойчивой тенденцией в функционировании текстов разных коммуникативных сфер. Пресса чутко реагирует на новую речевую практику и принимает ее, тиражируя языковой вкус современников. Зафиксированные и описанные в монографии "Русский язык конца XX столетия (1985-1995)" широко употребительные слова и речевые модели, прежде находившиеся на периферии, параллельно функционируют как в устной речи разных слоев населения, так и в языке средств массовой информации. В монографии подчеркивается, что СМИ, прежде всего газеты, являются транслятором лексики, ограниченной по сфере употребления5. Наблюдения за практикой прессы последнего десятилетия минувшего века позволили отметить своеобразие использования в медиа-тексте иностилевых элементов.

В первую очередь хотелось бы определить причины использования отдельных видов некодифицированой лексики в публикациях печатных СМИ последних лет. В процессе исследования публикаций российской прессы были выделены такие элементы нелитературного языка, как просторечие; жаргонизмы, арготизмы; инвектива, бранные слова.

Использование просторечия.

В газетной речи наблюдается взаимодействие книжного и разговорного вариантов литературного языка, а также сильное влияние просторечия на язык СМИ.

Журналисты нередко используют самые ходовые,  широко распространенные слова и выражения разговорно-бытовой лексики: «Правым обломали рога» (Коммерсантъ; 8.12.99). «Отечество на троих» (Время МН; 1999, № 46). В письменную речь активно проникают элементы неофициального межличностного общения:

чРокировка на все четыре; стороны" (.Время МН; 1999, №48);

"Вот и создается впечатление, что кинотеатры — это далекое "совковое" прошлое (Аргументы и факты; 2000, № 42).

«Годами дурью мучились» {Время МН; 1999, № 50),

Это следствие сознательного сдвига в стилевой установке, необходимость которого диктуется новой ситуацией в обществе.

Справедливо было бы отметить, что часто использование просторечия в СМИ обусловлено применением ее различными публичными персонами - политиками, актерами, деятелями шоу-бизнеса. СМИ всего лишь фиксируют такого рода речевые особенности.

Использование жаргонизмов и арготизмов.

В языке прессы присутствуют, помимо просторечных и разговорных, элементы подъязыков, ограниченных экстралингвистическим признаком. В сущности, все, что обреталось в раскованной бытовой речи (и многое сверх того), сейчас допускается в письменные тексты, во всяком случае, в сферу масс-медиа. В литературный обиход входят иногда целые группы образов, ранее характерных только для жаргона. Типичный пример -понятия наехать, накатить, достать, напрячь, в смысле "сделать объектом каких-либо, обычно преступных действий".

Экспансия жаргонизмов, особенно связанных с криминальной сферой, снижает не только нравственный уровень обсуждения общественно важных тем с СМИ. Засилье криминального жаргона, с помощью которого в массовой коммуникации описывается не только преступная среда, но и официальная политика и экономика, сигнализирует еще об одной серьезной проблеме, вставшей за годы постсоветских политических и экономических реформ ».- на сей раз проблеме не морально-этического, а когнитивного плана (познавательного и отражающегося в практической деятельности). Это связано с тем, что путем уподобления политико-экономических реалий и лидеров криминальному миру создается специфическая криминальная картина мира, описываемая с помощью обширной совокупности метафорических выражений ("крыша", "разборки", "наезды" и проч.) и представляющая собой фрагмент целостной картины мира.

"Но первый же звонок этим лохам развеял мечты..." (Аргументы и факты, 4.11.1998).

"Мотавшая сроки братва формировала за решеткой..." (Мегаполис-Экспресс; 16.06.1999).

"Шухер, ребята, проверка!" (Московский комсомолец; 11.11.2000).

Арготизмы носят корпоративно-замкнутый характер во всех нормативно ориентированных текстах, независимо от их конкретных функционально-стилистических особенностей. Арготизмы почти всегда используются в публикациях тематически направленных, обращенных кизображению специфики бытия определенной социальной прослойки.

Применение подобной лексики в СМИ обеспечивает именование специфических для данной речевой общности реалий, не имеющих нейтральных в стилистическом отношении общепринятых обозначений, и с другой стороны характеризуют представленную социальную среду с точки зрения особенностей ее существования.

Так средства массовой информации играют роль «плавильного котла» языков различных социальных групп, создавая подобие единообразия языка в целом. Освоение разговорных единиц, жаргона, просторечия, сленга в письменной речи дает новые способы сочетаемости этих слов, новые словообразовательные модели, вскрывает их выразительный потенциал. Все это влияет на характер инноваций в языке, определяет его динамику и позволяет корректировать существующие нормы. "Предшествующая эпоха, - пишет В.Г. Костомаров, - тормозила все изменения языка, в том числе и оправданные... Общая либерализация требует выхода за пределы канона"6.

 .

Похожие материалы: