Рекомендуем

Филфак Главы В.П. Киселев «Нравственное самовоспитание» - Возрастание роли нравственного самовоспитания и самоконтроля — закономерность нравственного прогресса в социалистическом обществе



В.П. Киселев «Нравственное самовоспитание» - Возрастание роли нравственного самовоспитания и самоконтроля — закономерность нравственного прогресса в социалистическом обществе

21.09.2012 22:21

Партия будет поощрять все формы сознательной самодисциплины граждан, ведущие к закреплению и развитию основных правил коммунистического общежития.

ПРОГРАММА КПСС

Призывы к самовоспитанию в весьма малой степени могли бы побудить людей заниматься им, если бы у них самих не было в этом потребности. А появление и усиление потребности в самовоспитании зависят, конечно, от бытия. Ведь ничто существенное не появляется и не исчезает без особой на то необходимости.

Какие же объективные факторы жизни и развития социалистического общества порождают и усиливают потребность в нравственном самовоспитании и самоконтроле, что заставляет людей пристальнее вглядеться в самих себя, интенсивнее работать над собой, совершенствовать свой нравственный облик? Этих причин несколько, и важно заметить, что все они коренятся в глубинных процессах развития социалистического общества, связаны с перспективой его перерастания в коммунистическое. Поэтому возрастание роли нравственного самовоспитания и самоконтроля и следует рассматривать как одну из существенных закономерностей нравственного прогресса в нашем обществе.

Прежде всего нужно указать на характер современного материального производства, развивающегося под мощным воздействием научно-технической революции. Чтобы быть вполне на уровне требований, которые предъявляют работнику нынешняя техника, условия современного производства, он должен быть более чем когда-либо дисциплинированным, собранным, ответственным. Эти свои нравственные качества, от которых чем дальше, тем значительнее зависит исход любого дела, человек должен постоянно в себе культивировать, укреплять, подобно тому как в современных условиях он считает необходимым постоянно пополнять свои знания.

Развитие материального производства, создание материально- технических предпосылок коммунизма неизбежно должны привести к существенному изменению характера материально-экономической связи между личностью и обществом. Известно, что при социализме громадное значение в качестве регуляторов поведения человека имеют экономические, материальные стимулы, его многосторонняя экономическая зависимость от общества. Общество, например, может - и каждый это знает - повысить или, наоборот, понизить работника в должности, что связано с размером зарплаты, ускорить или, наоборот, замедлить получение им жилья и т. д. и т. п., что вполне естественно в условиях действия принципа «каждому - по труду». Все это, несомненно, весьма существенно влияет на его отношение к труду, на все его поведение и даже при отсутствии у индивида развитой сознательности и совести может обеспечить необходимый минимум дисциплины и ответственности. Но коммунизм материальную зависимость такого рода устраняет: ведь здесь каждый будет получать необходимые ему блага по потребностям. И понятно, что для поддержания на нужном уровне дисциплины труда и всей общественной дисциплины в целом необходимы будут новые опоры и среди них - совесть, самоконтроль, самодисциплина, повышенная требовательность человека к самому себе. Значение этих устоев общественной дисциплины должно многократно увеличиться. «Коммунистическая организация общественного труда, к которой первым шагом является социализм, держится и чем дальше, тем больше, - говорил В. И. Ленин, - будет держаться на свободной и сознательной дисциплине самих трудящихся...» 1. Переход к распределению по потребностям при наличии материальных предпосылок может осуществиться лишь в той мере, в какой указанные нравственные качества в людях будут крепнуть и развиваться.

Развитие материального производства и особенно рост индустрии приводят к урбанизации жизни, вследствие чего, как пишет А. Г. Харчев, произошло ослабление системы внешнего контроля за поведением человека и это должно компенсироваться развитием внутренних механизмов самоконтроля. «Уже сейчас рост больших городов привел к кардинальному изменению всей системы социального контроля над личностью. В условиях деревни и небольших городов этот контроль осуществляется непосредственно и подкрепляется целой системой норм, обычаев, традиций, на страже которых стоят семья, соседство, община, а также религия с воспитываемым ею чувством вездесущности божественного присутствия. В так называемом «урбанизированном обществе» непосредственный контроль семьи, соседей оказывается просто невозможным, что наряду с отмиранием религии создает необходимость в замене его системой самоконтроля, «внутреннего контроля» (чувства совести, ответственности, долга, преданности определенному нравственному идеалу и т. д.). Последняя, в свою очередь, требует очень высокой нравственной культуры личности и особого, не только рационального, но и эмоционального характера этой культуры. Увеличивается значение самовоспитания, как одного из аспектов развития личности»2.

Действительно, чем меньше поселение, чем меньше в нем людей, тем чаще всякого рода контакты между ними. В деревне все друг друга знают, все на виду и обычно вхожи друг к другу. Здесь более ощутимо сознание личной причастности ко всему населению деревни, которое раньше именовалось «миром». И верно, это в какой-то степени свой мир, со своими заботами, трудами и - что для нас в данном случае особенно важно-обязательно со своим общественным мнением буквально о каждом человеке. Это - серьезная, хотя и не всегда, не во всем нравственно здоровая сила, с которой нельзя не считаться.

Городской образ жизни (по крайней мере в том виде, в каком мы его теперь наблюдаем) в этом отношении существенно отличается от деревенского. Здесь даже соседи по лестничной клетке, бывает, прожив много лет вместе, не знают друг друга3. Поэтому общественное мнение здесь складывается труднее, иногда его просто чет. В этих условиях поведение человека на улице, в местах общественного пользования, дома, среди соседей больше зависит от самосознания человека, от его внутренней культуры, от того, насколько он сумел развить в себе способность к саморегулированию поведения. Если ты допустил бестактность в отношении к знакомому человеку, то тебе будет нелегко при новой встрече с ним, и твое положение будет тем более затруднительным, если ты от этого человека как-то зависишь. Иное дело - при анонимном общении, столь свойственном большому городу, городу вообще. Здесь наше поведение в гораздо большей степени определяется тем, насколько мы можем уважать другого, пусть совсем незнакомого нам человека, видеть в нем человека.

Урбанизация неизбежно усиливает анонимный характер общения. И вместе с тем поднимает его в социалистическом обществе на новый, более высокий уровень, поскольку в этих условиях человечность, теплота общения начинают все больше зависеть от умения каждого из нас быть человеком среди людей, уважать и ценить их достоинство. Делать добро не «ближнему», а «дальнему», незнакомому тебе человеку или хотя бы воздерживаться от всего, что способно причинить ему неприятность, - это показатель более высокой степени нравственного развития людей и их способности к нравственному самоконтролю. Необходимость в нравственном самоконтроле действительно увеличивается с изменением образа жизни людей, который становится все более урбанизированным.

Надо принять во внимание и процесс отмирания религии «с воспитываемым ею чувством вездесущности божественного присутствия» (А. Г. Харчев), способным удерживать верующих от дурных поступков посредством страха перед «карой небесной». Возрастание необходимости в нравственном самоконтроле и отмирание религии, как это ни странно, на первый взгляд -процессы между собою связанные.

Идея бога, религия нужна была эксплуататорским классам, служила их корыстным интересам. И вместе с тем в религиозной форме нашли свое отражение и какие-то очень важные потребности народа, а именно потребности в справедливости («бог каждому воздаст свое») и в равенстве («перед богом все равны»). В сознании «униженных и оскорбленных» бог нередко был олицетворением, символом вселенской совести, вселенским судьей, всеведущим и безусловно справедливым.

Вера в бога серьезно мешала народу поверить в самого себя, в свои силы, а свою способность утвердить на земле справедливость и равенство. Но когда народное самосознание развилось, когда рабочий класс понял, что он может и должен, объединив вокруг себя всех трудящихся, построить жизнь в соответствии с вековыми и простыми законами человеческой справедливости и совести, когда, естественно, вера в бога начала отмирать за ненадобностью. Социалистическая революция в России нанесла ей непоправимый удар.

При социализме поведение людей регулируется законами государства, общественным мнением, у подавляющего большинства -- собственной совестью и сознанием. Люди, как правило, воздерживаются от дурных поступков не из страха перед «карой небесной», их удерживают собственная совесть, общественное мнение или по крайней мере страх перед законом. Рождается принципиально новая нравственность, основанная не на страхе человека перед несуществующим богом, а на его чувстве уважения к другим людям, ответственности перед народом, на сознании слитности личных и общественных интересов. Это - несомненное свидетельство нравственного прогресса социалистического общества.

Совесть становится главным контролером тем более, что государство с его законами и органами правосудия и общественность не могут быть вездесущими и всевидящими.

Необходимость возрастания роли внутренних регуляторов поведения человека (его совести, разума) вытекает также из того, что в будущем государство отомрет, а если это так, то исчезнет и такое мощное средство социального регулирования, как государственный контроль и принуждение. Функции такого регулирования полностью возьмут на себя общественность и личная совесть индивидов.

Из всего сказанного ясна настоятельная необходимость формирования внутренних механизмов высоконравственного поведения у каждого члена общества. Это - задача, важная для всех, а не только для тех немногих, у которых совесть и сознательность почти совсем отсутствуют. Крайне необходимо повышать уровень совестливости людей, потому что только совесть гарантирует достойное поведение людей в ситуациях, когда нет свидетелей. Высшая форма ответственности-это ответственность перед самим собой, перед своей совестью, которая есть в то же время и ответственность перед народом, перед обществом.

Даже общественное мнение как регулятор поведения людей не может заменить совести как наиболее высоконравственного и эффективного социального контролера. И действительно, ведь нельзя же признать идеальным такое поведение, в котором отсутствуют дурные поступки лишь потому, что человек боится суда общественного мнения. Такой человек, если он уверен, что его поступок останется незамеченным (а общество не может, да и не должно следить за каждым шагом человека), способен пойти и на подлость, низость. «Поведение личности, регулируемое требованиями общественного мнения, не есть идеальное поведение, - справедливо замечает А. К. Уледов. - Оно неизмеримо выше поведения, основанного только на соблюдении правовых норм, но еще не представляет собой высшей формы поведения личности. Высшая форма поведения - это поведение, регулируемое уже не требованиями общественного мнения и тем более не юридическими законами, а совестью человека. Для высоконравственной личности коммунистического общества потеряет свое особо важное значение осуждение или похвала со стороны общественного мнения, ибо ее собственная совесть будет более строгим судьей при оценке каждого поступка. Поведение такой личности и должно выступать нашим идеалом. Путь к нему лежит... через самовоспитание» 4.

Связь между отмиранием социалистического государства и развитием способности людей к самовоспитанию (самоконтролю и саморегулированию) взаимна. Очевидно, что, чем больше сам человек расположен к положительному поведению, к социально-полезным действиям, чем легче он сам может воздержаться от какого-либо проступка, тем меньше надобность во внешнем регулировании жизнедеятельности человека со стороны государства. Государственная (опирающаяся на принуждение) регламентация поведения человека в обществе оказывается необходимой из-за еще недостаточно развитой у многих членов социалистического общества способности к саморегламентации. Умение каждого управлять самим собой является одним из условий перехода в будущем к коммунистическому общественному самоуправлению. Без индивидуального самоуправления, без самоуправления «на уровне индивида» общественное самоуправление неосуществимо.

Вообще надо заметить, что движение к коммунизму означает развитие человека как самодеятельного существа. Что такое самоуправление, самоконтроль, самодисциплина, самовоспитание и самообразование как не разные проявления одной и той же тенденции, одного и того же качества коммунистической личности - самодеятельности? Без самодеятельности человек не может быть личностью. Самодеятельность - это мера личности, которая становится все более зрелой, самостоятельной, способной к разумной инициативе.

Чтобы понять причины возрастания роли нравственного самовоспитания по мере продвижения к коммунизму, необходимо принять во внимание и то обстоятельство, что построение развитого социалистического общества и переход к коммунизму связаны с интенсивным ростом разнообразных потребностей. Перед обществом возникают новые, все более высокие цели, сводящиеся в конце концов к одному - к благу и расцвету каждой личности.

Но что означает это бурное возвышение потребностей общества? А то, что, чем выше потребность, иначе говоря, чем выше и значительнее цель, к которой мы стремимся, тем больше и трудности, с которыми достижение этой цели связаны. Ведь только малые цели достигаются ценой малых усилий, большие же требуют и большого напряжения - тут прямая зависимость, которую подтверждает вся история человечества и личный опыт каждого.

Таким образом, возвышение потребностей есть одновременно и возвышение трудностей. А «трудности порождают в человеке способности, необходимые для их преодоления», как справедливо заметил У. Филлипс.

С одной стороны, развитие социалистического общества ведет к «облегчению» (конечно, в хорошем смысле слова, а не в смысле легковесности, поверхностности) человеческого существования: исчезают виды труда, требующие большого физического напряжения, человек освобождается от заботы о «куске хлеба насущного», то есть все полнее и легче удовлетворяет свои материальные потребности. Неуклонное повышение материального и культурного уровня народа делает его жизнь более радостной, счастливой и в этом смысле более легкой. Но, с другой стороны, люди, не удовлетворяясь достигнутым, стремятся к чему-то более высокому и поэтому сталкиваются с трудностями все более высокого порядка. И это порождение, так сказать, все более трудных трудностей в связи с новыми задачами является доминирующей тенденцией. Если бы степень трудности задач, которые решают люди в своем движении к коммунистическому идеалу, сократилась, то это означало бы ослабление импульсов, ведущих к саморазвитию человека, к его физическому, умственному и нравственному самосовершенствованию.

Возьмем, к примеру, такую сравнительно новую потребность, как освоение космического пространства. Чтобы удовлетворить эту потребность, общество должно было выдвинуть из своей среды людей, отличающихся способностью выносить необычайные физические перегрузки, большим мужеством, обширными познаниями, умением налаживать и поддерживать необходимые контакты с товарищами по полету, что особенно важно в интернациональных космических полетах5. Все эти качества не появляются у космонавтов сами собой, они вырабатываются ими, во многом они-результат интенсивного и систематического самовоспитания.

Указав на основные причины, порождающие в социалистическом обществе повышенную потребность человека в самовоспитании и самоконтроле, рассмотрим теперь некоторые, представляющиеся нам наиболее важными условия, способствующие развитию процесса.

Первое из них - исторический оптимизм социалистического общества. Представим на минуту, что люди живут в обществе, перед которым нет ясной перспективы, общей цели, которая объединяла бы людей, направляла их совместные усилия. Если будущее неопределенно, если жизнь воспринимается человеком как нечто абсурдное и хаотическое, как дорога в «никуда» или даже как путь к бездне -а именно так воспринимается жизнь многими людьми в буржуазном обществе, - то может ли, спрашивается, возникнуть у этих людей потребность в самопреодолении, самоконтроле, в самовоспитании? Зачем им это? Какой в этом смысл? Наоборот, вседозволенность, разнузданность низменных инстинктов и страстей, культ секса, наркомания - все это включается в стиль, в образ жизни многих людей. Бесперспективность убивает в зародыше всякие стимулы к нравственному самовоспитанию и самосовершенствованию и ведет к разрушению, деградации личности. Реальный выход здесь может быть только один - в активной борьбе с буржуазным общественным строем. В революционном преобразовании социальной действительности человек изменяет и самого себя. История показывает, что именно революционеры обнаруживали наибольшую способность к нравственному самовоспитанию.

Социалистическое общество в отличие от буржуазного воодушевлено великой и реальной целью -- построить коммунизм. В докладе на XXV съезде КПСС А. Н. Косыгин сказал: «В обстановке обостряющихся внутренних противоречий и порождаемой этим неуверенности на Западе никто не может сказать, что ожидает в перспективе экономику капиталистического мира. Во всяком случае, оптимизма даже в большинстве официальных прогнозов не видно. Характерно, что и представителей буржуазной экономической науки нынешние трудности наводят на размышления

О пороках капиталистической системы в целом, о ее неспособности справиться с задачами текущего развития и тем более найти ответ на требования социального и экономического прогресса, которые ставит перед миром последняя четверть XX века.

Ответ на коренные вопросы общественного развития дает мир социализма... Свои проблемы, какого бы масштаба они ни были, мы решаем и решим в интересах всего общества, и мы уверены в успехе великого дела коммунизма»6.

Ясное осознание общественной цели, уверенность в ее достижении оказывают стимулирующее воздействие на развитие людей. Равнение на идеал внутренне облагораживает человека, заставляет его с повышенной требовательностью относиться к себе (это - прежде всего) и к окружающим.

Способствует самовоспитанию и развитие творческого отношения к труду. Научно-технический прогресс в социалистическом обществе приводит к такому изменению содержания труда, что он становится все более творческим, происходит его интеллектуализация. Это неизбежно изменяет и отношение работника к своему труду, делает его более заинтересованным не только, а иногда и не столько в заработке, сколько в самом исполнении работы, в реализации замысла, той или иной технической, хозяйственной или организационной задачи. Одновременно в стране совершенствуется система работы по профессиональной ориентации учащихся, чтобы молодые люди уже в школе могли сознательно выбрать профессию «по душе» и подготовиться к вступлению а трудовую жизнь. В материалах XXV съезда КПСС подчеркивается, что в условиях осуществления всеобщего среднего образования, когда значительно возросло число юношей и девушек, которые после окончания средней школы сразу вливаются в сферу производства, надо так организовать учебно-воспитательный процесс в средней школе, чтобы дальнейшее совершенствование общеобразовательной подготовки органично сочеталось с первоначальной профессиональной подготовкой.

Если человеку неинтересна его работа, то она мало его развивает, а при определенных условиях может привести и к нежелательным деформациям его психики. Но когда человек увлечен работой, он не станет бездумно разбазаривать и свое свободное время. Такой человек стремится расширить профессиональный и общекультурный кругозор. Повышенная тяга к самообразованию, добросовестное и ответственное отношение к своему делу, его высококачественное исполнение, требовательность к себе - все это естественное следствие творческого отношения к труду.

На наших предприятиях растет движение передовиков производства за право ставить на изделия личное клеймо. Гарантом качества продукции здесь является не штамп ОТК, а собственная совесть рабочего. Распространение этого движения - одно из многочисленных выражений процесса превращения дисциплины в самодисциплину, контроля - в самоконтроль. Среди участников этого движения нет и быть не может тех, кто безразличен к своему делу, не любит его. Напротив, их отличают творческая одержимость, глубоко заинтересованное отношение к самому содержанию своего труда.

Халтура, с которой мы пока еще не так уж, к сожалению, редко встречаемся, свидетельствует не только о неуважении к людям, но вместе с тем и об отсутствии любви, привязанности к исполняемому делу. Любовь к своему конкретному труду, с одной стороны, и халтура, безответственность, несобранность и разгильдяйство - с другой, - вещи совершенно друг с другом несовместимые.

Итак, развитие творческого отношения к труду на общее благо, превращение труда в первую жизненную потребность человека- один из важных факторов, способствующих возрастанию роли самовоспитания и самообразования.

Возрастание удельного веса собственных усилий личности в ее нравственном развитии ни в коем случае, конечно, не означает превращения человека в автономную «систему», абсолютно самостоятельно себя формирующую. Речь идет не о том, что возрастает роль самовоспитания по сравнению с той ролью, которую играют в становлении личности внешние факторы. Они всегда остаются решающими. И в тех случаях, когда человек, по выражению М. Горького, создает себя сопротивлением своей среде, ее влияние все равно решающее. Человек создает себя сопротивлением не среде вообще, а ее определенным, часто очень мощным влияниям, ее каким-то конкретным, не удовлетворяющим человека сторонам. И само-то сопротивление этим влияниям среды есть результат воздействия все той же среды, только каких-то других ее сторон. Действие внешних факторов является основной силой, формирующей духовный склад личности. Но роль нравственного самовоспитания возрастает по сравнению с той ролью, какую оно играло раньше. Ведь это - процесс исторический (животное, да и ребенок в раннем возрасте сами себя не воспитывают: нет самосознания, способности к самоанализу и рефлексии), процесс, имеющий свои стадии, получающий новые импульсы к развитию в условиях коммунистической формации в силу отмеченных выше причин. Он означает вместе с тем формирование человека как самодеятельного субъекта и служит одной из сторон более общего процесса возрастания роли субъективного фактора в общественной жизни. Но роль последнего возрастает не за счет уменьшения роли объективных условий, которые неизменно остаются определяющими в жизни как отдельного индивида, так и совокупного человечества, а по сравнению с той ролью, какую субъективный фактор играл ранее.

Установка на развитие самовоспитания предполагает совершенствование воспитания, то есть сознательного воздействия на личность извне, со стороны общества. Особая роль при этом возлагается на трудовые коллективы. «Для человека коллектив, в котором он работает, - это своего рода и дом, и семья, и школа. Именно здесь от одного поколения к другому переходят профессиональный опыт, мастерство, привычка трудиться на совесть.

Именно здесь- из сердца в сердце - передаются молодежи коммунистическая идейность, верность делу партии, готовность быть всегда впереди, на самых трудных, на самых решающих участках» 7. В партийных документах последних лет настоятельно подчеркивается мысль о том, что трудовой коллектив - основная социальная ячейка нашего общества и именно он-главный и непосредственный воспитатель входящих в него людей. Успех воспитательной деятельности коллектива измеряется и тем, насколько она побуждает людей к самовоспитанию и самоконтролю.

Воспитательная деятельность, где бы и кем бы она ни осуществлялась, непременно исходит из определенной «модели»: воспитатель всегда более или менее точно знает, кого он хочет воспитать- какого сына, какого солдата, учителя, инженера, гражданина... И в любой системе воспитания воспитуемый выступает как объект деятельности. Другое дело, что он не может быть, да и по сути дела никогда не бывает только объектом, он всегда так или иначе является, как уже отмечалось, и ее субъектом, и задача заключается в том, чтобы он был им в наибольшей степени, чтобы цели воспитания были для него не внешними, не чуждыми, а его собственными целями.

В социалистическом обществе цель воспитания, та «модель» личности, которая рассматривается как идеал, определяется объективными потребностями общественного развития, условиями научно-технического прогресса, теми задачами, которые возникают в ходе развития общества и к решению которых людей заранее надо готовить. Цели социалистического общества в области воспитания являются концентрированным выражением коренных потребностей каждого отдельного человека, пусть не всегда ясно осознаваемых.

Нравственное самовоспитание и самоконтроль-это процесс, в развитии которого можно выделить по крайней мере три стадии.

Первая, низшая стадия - когда человек контролирует свое поведение на людях. Его на этой стадии больше всего интересует оценка его поведения окружающими. Регулятором поведения являются здесь не столько собственная совесть и сознательность человека, сколько общественное мнение, принятые в данной среде нормы, которые не стали еще вполне собственными, внутренними установками субъекта, но их, однако, он не считает возможным нарушить.

Другая, более высокая стадия нравственного самовоспитания и самоконтроля - когда человек оказывается способным и считает себя обязанным соблюдать принятые в обществе правила поведения и в тех случаях, когда ему приходится действовать не на глазах общества, а в известной независимости от него, может быть, наедине с самим собой. Ведь далеко не все делается при свидетелях. Многое в трудовой деятельности человека и особенно в личной жизни, в семье, в быту не контролируется общественностью, не может и не должно ею контролироваться. Если бы, например, личная жизнь вся была на виду у общества, то она и не была бы личной жизнью, неправильно было бы так ее называть.

На этой стадии самоконтроль основан не на боязни общественного осуждения и не на желании похвалы или награды, а на чувстве собственной совести, собственного человеческого достоинства и чести.

Однако и на этой стадии объектом контроля для человека является его внешнее поведение (в одном случае наблюдаемое окружающими, в другом - ненаблюдаемое ими, недоступное или трудно доступное для наблюдения и оценки со стороны).

Третья, высшая форма нравственного самоконтроля и саморегулирования наступает тогда, когда человек контролирует не только и, может быть, не столько свое внешнее поведение, сколько свой внутренний духовный мир - помыслы, мотивы, образ мыслей, хорошо понимая, что от этого зависит его внешняя деятельность, и судит себя за то, что совершенно невидимо со стороны. Так, Лев Толстой внимательно следил за своим духовно- нравственным состоянием и часто бывал им неудовлетворен. «Низкого уровня мысли»8, - записывает он в дневнике 24 июля 1889 г. «Долго - недели три, если не больше - был в низком состоянии духа»9. Переход на эту стадию нравственного саморегулирования свидетельствует о высоком духовно-нравственном развитии личности, о наибольшем прогрессе в нравственном самосовершенствовании.

Вместе с тем прогресс в этом деле - одно из свидетельств возрастания духовно-нравственной свободы человека. Согласно марксистскому пониманию общественного прогресса последний состоит в движении к свободе, что означает, во-первых, господствo человека над стихийными силами природы, во-вторых, господство организованных индивидов над своими общественными отношениями и, в-третьих, господство человека над самим собой.

«Свобода... состоит в основанном на познании необходимостей природы (Naturnotwendigkeiten) господстве над нами самими и над внешней природой; она поэтому является необходимым продуктом исторического развития» 10.

Господство над нами самими не сводится, конечно, к самоконтролю, самообладанию и самодисциплине. Но и без них оно невозможно.

Марксизм ничего общего не имеет с пониманием свободы как вседозволенности и считает совершенно необходимым господство разума над аффектами и дурными страстями. Это господство не означает подавления любого чувства, любой страсти. Ничто значительное, а тем более великое ив совершается бесстрастными людьми. Но разум призван оценить всю гамму чувств и подчинить себе неразумные чувства и побуждения, погасить их. И чем разум более развит, тем значительнее его власть над недостойными человека чувствами и тем глубже становятся чувства благородные. «Образованный человек, - отмечал Гегель, - чувствует глубже, чем необразованный... И в то же время он превосходит необразованного властью над своим чувством...11.

Таким образом, подлинно свободной может быть только разумная воля, то есть воля, направляемая разумом, познавшим историческую необходимость.

Распространенные в буржуазном обществе иррационалистические концепции (фрейдизм и др.), представляющие жизнь человека и человечества как непрестанное противоборство разума и чувств, в котором разум обречен на поражение, ведут к историческому пессимизму, Вместе с тем они начисто исключают нравственное самовоспитание, делают его бесцельным и ненужным.

Коммунистическое мировоззрение, напротив, признавая возможность противоречий во внутреннем мире личности, утверждает единство просвещенного разума и благородных, высоких чувств. Ведущей стороной этого единства является разум, вооруженный марксистско-ленинским миропониманием.

В социалистическом обществе нет непреодолимых объективных препятствий социального порядка, которые мешали бы человеку развить свой ум, совершенствовать себя в физическом и духовно- нравственном отношении. Задача формирования нового человека при всех трудностях, связанных с ее решением, успешно реализуется. Возникает, становится все более массовидным действительно новый тип личности, для которой характерны активная жизненная позиция, сознательное отношение к общественному долгу, единство прогрессивных убеждений и дел.

Оглавление

Примечания

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:
 
Загрузка...

Интересное