Рекомендуем

Филфак Главы Л.В.Успенский "Культура речи" - Сциллы и Харибды нашей речи



Л.В.Успенский "Культура речи" - Сциллы и Харибды нашей речи

02.08.2005 21:40

Помните гомерову «Одиссею»? Хитроумный Улисс вел свое суденышко по узкому проливу. О, ужас! С одного берега над водным путем нависли страшные морды многоголовой Сциллы; на другом берегу ревела, втягивая в себя воду, и скалила чудо­вищные зубы злобная Харибда, гроза мореходов...

Но Улисс-Одиссей недаром звался хитроумным. Он сумел провести свою скорлупку между Сциллой и Харибдой так, что остался целым. Говорящему хорошо тоже надо проявлять поми­нутное хитроумие. Многое надо ему помнить, чтобы не ронять свою речь ниже должного уровня.

Прежде всего я советовал бы раз навсегда запомнить мудрое изречение великого мастера речи и языка А. С. Пушкина:

«Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Я не знаю во всей теории литературы афоризма, полнее и точнее охватывающего все закономерности творчества; а так как «говорение» (если речь идет о высококачественном «гово­рении») почти ничем не отличается — да будет позволено так сказать — от «устной литературы», то гениальное поло­жение Пушкина, конечно, относится и к нему.

Покончив с ошибками и погрешностями речи, я перейду затем к той палитре красок и приемов, которые, как мне кажет­ся, можно и следует употреблять, стараясь говорить хорошо.

Но при этом надо помнить: мои рекомендации не могут иметь абсолютного и универсального значения. Наилучшие приемы опытный оратор будет пускать в дело, лишь памятуя о двух принципах: «чувстве соразмерности и сообразности», иначе он в любой миг может попасть в положение того незадач­ливого героя народной нравоучительной сказочки, который, повстречав похороны, стал благодушно покрикивать: «Таскать вам не перетаскать!», а когда ему сказали, что в таком случае уместней был бы траурный возглас: «Канун да ладан!», наза­втра, увидев веселую свадьбу, завопил во весь голос: « Канун да ладан!», почему и ушел оттуда «с изрядно накостылеванным затылком», как говорит Козьма Прутков.

Недопустимо выступать с длинной академической речью о красоте природы во время туристического привала между купа­ньем и легким завтраком. Нелепо, попав по случаю на день рождения своего профессора, перебрасываться острыми, а может быть, и несколько фамильярными студенческими словечками и приговорками, если их, не понимая, выслушивают и поджимают губы застольщики шестидесяти лет и выше... Язык всегда коварен, и владенье им строится на знании тонкостей речи. Без владения ими не стоит и «брать слово» в большой аудитории.

Вспоминаю одного милого юного вьетнамца, за короткий срок сделавшего большие успехи в «русском». Он преждевременно вышел «в самостоятельный полет» в смысле свободного контакта с русскими людьми. Вскоре он прибежал ко мне взвол­нованный: «Я допустил «гафф»! — «грубую оплошность», — хватался он за голову, — но не понимаю в чем именно!»

Оказывается, из того факта, что наиболее уважаемого и любимого своего преподавателя все между собой называли Степаныч, он сделал свои выводы. Он сначала назвал Петров­ной девушку, которой хотел понравиться. Ему сказали, что это выражение почтения и любви неприложимй к молодым девуш­кам. Тогда он «исправился», и несколько раз подряд, мило улыбаясь, протитуловал Михайловичем седовласого почтен­ного профессора, к которому пришел на зачет. Одни товарищи при этом фыркали, другие — девушки — смотрели на него «вот такими глазами». В чем же дело? Почему там — хорошо, а тут —недопустимо?

В этом-то и заключается главная трудность в подлинном владении языком — в уменьи на слух, интуитивно, в соответ­ствии с самим «духом данного языка» определить, какое слово, какой оборот, какая интонация, какой, вспоминая еще раз Л. В. Щербу, стиль речи уместен и какой нежелателен в данной речевой ситуации.

Далее

Оглавление

Похожие материалы:
 
Загрузка...