Рекомендуем

Филфак Главы Л.В.Успенский "Культура речи" - Архаизмы



Л.В.Успенский "Культура речи" - Архаизмы

02.08.2005 21:44

Возьмем литературный пример: Моих ОЧЕЙ коснулся он: ОТВЕРЗЛИСЬ ВЕЩИЕ ЗЕНИЦЫ, Как у испуганной орлицы...

Это — Пушкин, гениальный «Пророк». В трех стро­ках— одиннадцать слов, семь, напечатанные строчными буквами,— просто русские слова. А четыре, выделенные шрифтом, резко от них отличаются. В разговорной речи мы сказали бы не «очей», а «глаз», и во второй раз — «глаза», а не «зеницы». Мы бы выразились: «глаза открылись», а не «отверзлись зеницы». И слово «вещий» мы не употребляем, даже говоря о предсказа­ниях будущего: «Прочли вы в газете вчерашнюю вещую сводку погоды на сентябрь?» Так мы не говорим, потому что это все древние, даже, собственно, старославянские, а не коренные русские слова, архаизмы. В повседневной речи к ним щедро прибегал, говоря о пустяках стихами, пожалуй, опять-таки один только Васисуалий Лоханкин у Ильфа и Петрова в их знаме­нитом романе. Но человек хорошо говорящий, чья культура речи высока, должен помнить о их наличии и уметь при удобном случае воспользоваться ими, может быть, в ироническом плане (по градам и весям нашей глубинки), а может быть, и в торже­ственном (Алые стяги взвились над ликующей толпой).

Случается, вчерашний архаизм внезапно как бы обретает новую жизнь, становится современным словом: сегодня мы говорим вместо «за границу» «за рубеж», а 60 лет назад слово «рубеж» звучало архаично.

У архаизма есть его «античастица» —неологизм. Что это такое? У термина этого два очень схожих, но все-таки отличных смысла.

Прежде всего мы зовем так все новые слова, созданные языком независимо от нашей с вами воли и намерения. Лет 15 назад неологизмом стали слова: «спутник», потом «космонавт», затем «стыковка». Теперь они давно уже перестали быть неоло­гизмами.

Кроме этого, бывают «именные» неологизмы: их создают для своих целей поэты, писатели. Не каждый из них входит потом в общий язык, получает высокое звание «просто слова». Но с некоторыми это случается.

В пушкинские времена журналист Надеждин употребил в своих статьях неодобрительное слово «нигилист» (как бы «ни­чевок»), от латинского «nihil»— ничто. Пушкин, гениально чут­кий ко всякой словесной находке, переадресовал новое словечко самому его изобретателю. Потом о неологизме этом как-то забыли почти на полвека. И лишь по выходе в свет «Отцов и детей" И. С Тургенева давно дремавшее слово широко врывается в русский язык. Если вы сегодня, полтора столетия спустя, употребите его, вас поймет каждый. Но за неологизм слово "нигилист" уже никто не сочтет.

Очень любил творить новые слова В. В. Маяковский. Такие слова, как «лЕева» («стальной изливаясь леевой»), встречаются у него довольно часто. До него их не было. Но после того как они сослужили ему свою службу, выразили нужную ему мысль или оттенок чувства, язык не счел нужным принять их в свои фонды. Ни вы, ни я никогда не говорим: «Кран испортился - такая леева началась!» И на сталелитейных заводах никто не употребляет этого термина. Да, вероятно, Маяковский и не имел в виду создать из него «долгоиграющее» слово.

Чрезвычайно рьяным творцом индивидуальных неологизмов был в предреволюционные годы поэт Северянин, который сыпал «новинками» направо и налево.

Молоточить («Каблучком молоточа паркет»)

Шаплетка («Ты вошла в шоколадной шаплетке»)

Шустриться («Воробьи на дорожке шустрятся»)

Женоклуб («Люблю заехать... в женоклуб»)

Как видите, из приведенных здесь пяти довольно ловких выдумок, может быть, только одно последнее слово осталось жить , да и то не оно само, а его двойник, возникший, несомненно, вне всякой связи с северянинским «женоклубом», совсем на наши клубы не похожим.

Иногда неологизмы бывают очень нужным украшением речи, способным вдруг скрепить между собою несколько ее не слишком ярких отрывков, словно бы булавкой или запонкой с самоцветным камешком. Послушайте матерей, разговарива­ющих со своими ненаглядными малышами; каких только удивительных ласковых названий и имен они им не изобретают, и эти странные слова лучше, чем все остальные, передают их великую любовь и нежность. Так же поступают и влюбленные, и, собственно, каждый из нас имеет полное право создавать для своего потребления новые слова. Вот только требовать, чтобы ими начинали пользоваться и другие ваши современники, нельзя! Нельзя даже настаивать на том, чтобы другие их пони­мали. Все это может либо утвердить, либо отвергнуть великий хозяин нашей речи — Русский Язык.

Само собой, учить, придумыванию неологизмов — бессмыслица; как мы видели, даже мастерам слова редко удается «протолкнуть» свое создание в языке.

Но нечего и бояться удачно придуманного нового словца. Придумалось — смело употребляйте!

Дети очень любят выдумывать чудные новые слова. Не пре­пятствуйте им в этом; повзрослеют, способность и стремление к этому уменьшатся, а если что-то от них сохранится, это никогда не помешает.

Далее

Оглавление

 
Загрузка...