Загрузка...

Рекомендуем

Филфак Главы Иностилевые элементы газетного текста (связь с художественным, научным, разговорным стилями); употребление жаргонизмов, просторечий, арго



Иностилевые элементы газетного текста (связь с художественным, научным, разговорным стилями); употребление жаргонизмов, просторечий, арго

23.09.2012 18:19

Обычно считается, что публицистический стиль находится как бы на пересечении научного и художественного. Во всяком случае он действительно использует приемы и средства этих стилей (особенно художественного, отчасти официально-делового и разговорного) и оказывается областью живых межстилевых взаимодействий, что приводит к усложнению его структуры. Если учесть широко представленную в газете последних лет устно-разговорную стихию, то налицо своего рода многостильность. Однако средства других стилей имеют в газете свою особую функцию, и потому известная многостильность языковых единиц не приводит к эклектичности стиля и разрушению его единства.

Заметим, что многообразие стилистических черт и средств неодинаково представлено в газетах разного профиля и различных газетных жанрах. Одни жанры (теоретические, постановочные, научно-популярные, обозрения, рецензии и т. д.) тяготеют к аналитико-обобщенному изложению и характеру речи и стиля, в какой-то мере близкому к научному, но с непременным публицистическим, экспрессивно-воздействующим и ярко оценочным моментом, другие (очерки, зарисовки, памфлеты, фельетоны) близки по стилю к художественным, однако также насквозь публицистичны.

Пример употребления элементов художественного стиля находим в статье «Гус Мутко не товарищ?», опубликованной в «Аргументах и фактах» №45 от 8.11.06 г.:

«Голландец восхищается флангами англичан и игрой вратаря своей команды Игоря Акинфеева. Рядом стынет чашка кофе, которую Хиддинк взял в баре пресс-центра... <...>

...В Лондоне кофе - это мутноватая жидкость в пластиковом стакане. Кажется, привыкший к VIP-условиям голландец не должен это пить. Но в какой-то момент он берёт чашку, делает глоток и с полузакрытыми глазами опрокидывает назад голову. Так заядлый курильщик, которому весь день пришлось обходиться без сигарет, реагирует на вожделенную затяжку»

В приведенном отрывке мы можем наблюдать такое типичное свойство художественной речи, как образная речевая конкретизация: подробные описания действия героя повествования через его жесты, мимику (опрокидывает назад голову, реагирует на затяжку), конкретизация картины обстоятельственными словами (в какой-то момент он берёт чашку), использование так называемого «глагольного речеведения» - писатель, журналист называет каждое движение, изменение состояния как бы поэтапно (он берёт чашку, делает глоток и с полузакрытыми глазами опрокидывает назад голову). Нагнетание глаголов способствует активизации читательского воображения - созданию поэтапного представления движения и образа в целом.

Эстетическая функция художественной речи реализуется в значениях и функционировании времен и видов глаголов. Настоящее время нередко используется в значении настоящего исторического (настоящего живого представления): берет, делает, реагирует. Другое типичное явление художественного стиля - метафоризация (кофе - мутноватая жидкость).

Публицистический стиль в материалах определенных жанров, как уже было сказано выше, иногда может сближаться и с научным. Нижеследующий пример относится к типу публикаций «вопрос-ответ»; он взят из «Аргументов и фактов» № 23 от 28.06.05, материал озаглавлен «Война граммов и сантиметров»:

«Вес мяча, которым играют на профессиональных полях, - 450 граммов. В сырую погоду он может быть тяжелее на 100-200 граммов. Максимальная скорость его полета обычно близка к 120 км/ч. Рядовая - до 70 км/ч. Но есть и уникальные исключения. Например, когда бьет защитник мадридского «Реала» Роберто Карлос, скорость может достигать 150 км/ч. У него же очень высока и точность удара. Великолепно поставленным сильным и точным ударом обладает полузащитник лондонского «Челси» Лэмпард<...>

Из наших игроков наиболее сильный и точный удар у защитника ЦСКА Игнашевича. Под стать ему и полузащитник «Спартака» Бояринцев. Очень сильный удар также у вратаря армейцев Акинфеева - способен выбить мяч в поле на 100 м. По средней результативности, если судить по прошлому сезону, лидирует форвард «Локомотива» Сычев - 0,5 мяча за игру».

Непременное свойство каждого научного текста - отвлеченность и обобщенность. Это сказывается прежде всего в широком употреблении в нем абстрактной лексики (включая терминологическую), в том, что почти каждое слово выступает как обозначение общего понятия или абстрактного предмета: вес мяча (любого), точность удара (любого), 0,5 мяча за игру (среднюю) и т.п. Этот отвлеченно-обобщенный характер речи подчеркивается и специальными лексическими единицами (обычно, средней). При употреблении глаголов широко используется настоящее вневременное, что позволяет характеризовать свойства и признаки исследуемых предметов: «Вес мяча, которым играют...»; «когда бьет защитник...». Характерно преобладание наиболее отвлеченно-обобщенных по своему значению форм 3-го лица и местоимений «он, она, оно». Категория числа существительных нередко выступает с ослабленным грамматическим значением, поскольку названия отвлеченных понятий нельзя представить как считаемые «предметы», они несовместимы с идеей числа, счета: «максимальная скорость его полета...», «...высока и точность удара», «по средней результативности...». Научной речи свойственна повышенная употребительность существительных среднего рода (уникальные исключения). Одной из главнейших специфических черт научной речи является, кроме того, подчеркнутая логичность, выражающаяся на синтаксическом и сверхфразовом уровнях. Она реализуется средствами, типичными именно для научной речи. Среди них - связь предложений при помощи повторяющихся существительных:

«У него же очень высока и точность удара. Великолепно поставленным сильным и точным ударом обладает полузащитник лондонского «Челси» Лэмпард<...>

Из наших игроков наиболее сильный и точный удар у защитника ЦСКА Игнашевича. Очень сильный удар также у вратаря армейцев Акинфеева - способен выбить мяч в поле на 100 м»

При сопоставлении функционирования различных языковых единиц в разных газетных жанрах бросается в глаза характерная особенность - повышение частоты употребления наиболее отвлеченных и обобщенных языковых единиц в аналитико-обобщающих жанрах и, напротив, увеличение числа наиболее конкретных по значению единиц в конкретизированных (художественно-публицистических) жанрах.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что в последние годы наблюдается значительное количественное и качественное усложнение таких сфер русской речевой коммуникации, как публицистический стиль вообще и газетно-публицистический стиль и частности. Кроме внедрения в газетный текст элементов художественного и научного стиля, идет широкая экспансия в публицистику ненормированной русской речевой стихии, которая началась в годы перестройки и наблюдается до сих пор, расшатывая сложившуюся систему литературных норм. Процесс включения сниженных элементов в литературный текст лингвисты нередко называли термином «демократизация языка». Этот феномен конца ХХ в. вырастает в процесс формирования общепринятого жаргона. Термином «общий жаргон» называется "тот пласт современного русского жаргона, который, не являясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частотностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется (или, по крайней мере, понимается) всеми жителями большого города, в частности образованными носителями русского литературного языка"1. К общему жаргону относятся такие слова, как разборка, зачистка, тусовка, крутой, ящик (телевизор). Эти и подобные слова можно встретить почти в любом номере газеты, каждый день услышать по телевизору. Просторечные, жаргонные и разговорные слова можно встретить в самых серьезных текстах самых различных газет и журналов, хотя "раньше они употреблялись только в непринужденном общении хорошо знающих друг друга людей"2.

Современные тексты, особенно газетные, особенно заголовки, и добиваются в первую очередь эффекта загадочности: привлечь читателя, заинтересовать его, заставить улыбнуться. В лексической картине современной речи очень заметен наплыв сленговых, арготических, жаргонных слов, что существенно меняет эмоционально-стилистическую систему русского языка. А так как устоявшаяся стилистическая система языка служит не только целям эстетики, но и наиболее экономной и точной передаче информации, то разрушение стилистической системы невольно способствует понижению информативности общения.

Процессы эвфемизации, дисфемизации, использование просторечных, жаргонных, арготических языковых средств существенно влияют на становление лексического строя языка. С одной стороны, в ежедневное употребление вносятся новые языковые единицы. С другой стороны, эти новые единицы имеют тенденцию заменять более сложные языковые конструкции и обороты.

Резкий рост вариативности средств выражения - яркая примета современной речи в СМИ, особенно проявившейся в конце XX в. В работе "Языковые преобразования" В.Г. Гак отмечает, что вариантные формы в речевой практике позволяют решить "две важные задачи: коммуникативную и экспрессивную. Благодаря вариантности бесконечно разнообразятся выразительные средства языка, который получает возможность выражать тончайшие оттенки мысли. В этом экспрессивная функция вариантности. Ее коммуникативная функция заключается в том, что обеспечивает успех коммуникации. Быстрота обеспечивается использованием сокращенных форм слов и предложений. А также сдвигами в значении слов, что позволяет обозначить объект, если даже номинация осталась забытой''. Современные СМИ находят варианты не столько в книжной, сколько в разговорной лексике. Этот выход за пределы нормы публицистического стиля отражает общую тенденцию либерализации прессы, ее разрыв с прежней ориентацией на кормы официальной речи.

Особенность современного состояния СМИ проявляется во вторжении в медиа-текст внешних, иностилевых элементов, существенно расширяющих набор лексических единиц, традиционно использующихся в материалах прессы, предназначенных для публичного тиражирования. В.Г. Костомаров заметил, что наиболее рельефно языковой вкус иллюстрируется стилистическими явлениями: "Стиль сегодняшнего общения характеризуется размытостью границ между разными коммуникативными сферами, нивелировкой типов речи, в том числе и официальной"4.

Появление в тексте определенного стиля элементов другого, "чужой" лексической единицы является довольно устойчивой тенденцией в функционировании текстов разных коммуникативных сфер. Пресса чутко реагирует на новую речевую практику и принимает ее, тиражируя языковой вкус современников. Зафиксированные и описанные в монографии "Русский язык конца XX столетия (1985-1995)" широко употребительные слова и речевые модели, прежде находившиеся на периферии, параллельно функционируют как в устной речи разных слоев населения, так и в языке средств массовой информации. В монографии подчеркивается, что СМИ, прежде всего газеты, являются транслятором лексики, ограниченной по сфере употребления5. Наблюдения за практикой прессы последнего десятилетия минувшего века позволили отметить своеобразие использования в медиа-тексте иностилевых элементов.

В первую очередь хотелось бы определить причины использования отдельных видов некодифицированой лексики в публикациях печатных СМИ последних лет. В процессе исследования публикаций российской прессы были выделены такие элементы нелитературного языка, как просторечие; жаргонизмы, арготизмы; инвектива, бранные слова.

Использование просторечия:

В газетной речи наблюдается взаимодействие книжного и разговорного вариантов литературного языка, а также сильное влияние просторечия на язык СМИ.

Журналисты нередко используют самые ходовые, широко распространенные слова и выражения разговорно-бытовой лексики: «На ринге в Лас-Вегасе он чуть не сделал котлету из угандийца Кассима Оумы» (АиФ-Петербург, №29 от 20.07.05); «Кармазин врезал противнику точно по печени» (там же); «Двоеборец Васильев сиганул с трамплина на 104,5 метра» (АиФ, №9 от 1.03.06). В письменную речь активно проникают элементы неофициального межличностного общения:

«Так и получается: принесла Пылёва медаль - молодец, возьми с полки пирожок, попалась на допинге - собирай вещички и дуй на Родину» (АиФ, №9 от 1.03.06)

"Кое-что из «пацановщины» и приготовил для угандийского «дембеля» (по другим данным - дезертира) выпускник кулинарного техникума» (АиФ-Петербург, №29 от 20.07.05)

Это следствие сознательного сдвига в стилевой установке, необходимость которого диктуется новой ситуацией в обществе.

Справедливо было бы отметить, что часто использование просторечия в СМИ обусловлено применением ее различными публичными персонами - политиками, актерами, деятелями шоу-бизнеса. СМИ всего лишь фиксируют такого рода речевые особенности.

Использование жаргонизмов и арготизмов:

В языке прессы присутствуют, помимо просторечных и разговорных, элементы подъязыков, ограниченных экстралингвистическим признаком. В сущности, все, что обреталось в раскованной бытовой речи (и многое сверх того), сейчас допускается в письменные тексты, во всяком случае, в сферу масс-медиа. В литературный обиход входят иногда целые группы образов, ранее характерных только для жаргона. Типичный пример -понятия наехать, накатить, достать, напрячь, в смысле "сделать объектом каких-либо, обычно преступных действий".

Экспансия жаргонизмов, особенно связанных с криминальной сферой, снижает не только нравственный уровень обсуждения общественно важных тем с СМИ. Засилье криминального жаргона, с помощью которого в массовой коммуникации описывается не только преступная среда, но и официальная политика и экономика, сигнализирует еще об одной серьезной проблеме, вставшей за годы постсоветских политических и экономических реформ - на сей раз проблеме не морально-этического, а когнитивного плана (познавательного и отражающегося в практической деятельности). Это связано с тем, что путем уподобления политико-экономических реалий и лидеров криминальному миру создается специфическая криминальная картина мира, описываемая с помощью обширной совокупности метафорических выражений ("крыша", "разборки", "наезды" и проч.) и представляющая собой фрагмент целостной картины мира. Подобные явления наблюдаются иногда и в спортивных публикациях:

"Ах, да... вот ещё - не споткнись Чепалова, не упади Слуцкая, не облажайся хоккеисты... " (Аиф, №9 от 1.03.06).

"А тут ещё немецкие журналисты застукали звезду в самом дорогом берлинском ночном клубе «Галерея»" (АиФ, №26 от 28.06.06).

"У нас на это среагировали мгновенно: «Договорняк!»!" (АиФ, №26 от 28.06.06).

Арготизмы носят корпоративно-замкнутый характер во всех нормативно ориентированных текстах, независимо от их конкретных функционально-стилистических особенностей. Арготизмы почти всегда используются в публикациях тематически направленных, обращенных к изображению специфики бытия определенной социальной прослойки.

Применение подобной лексики в СМИ обеспечивает именование специфических для данной речевой общности реалий, не имеющих нейтральных в стилистическом отношении общепринятых обозначений, и с другой стороны характеризуют представленную социальную среду с точки зрения особенностей ее существования.

Так средства массовой информации играют роль «плавильного котла» языков различных социальных групп, создавая подобие единообразия языка в целом. Освоение разговорных единиц, жаргона, просторечия, сленга в письменной речи дает новые способы сочетаемости этих слов, новые словообразовательные модели, вскрывает их выразительный потенциал. Все это влияет на характер инноваций в языке, определяет его динамику и позволяет корректировать существующие нормы. "Предшествующая эпоха, - пишет В.Г. Костомаров, - тормозила все изменения языка, в том числе и оправданные... Общая либерализация требует выхода за пределы канона"6.

То, что публицистический стиль, как и художественный, отличается своеобразной многостильностью, вызывает закономерный вопрос о целостности публицистического стиля и особенно газетного подстиля. Не лишенным основания оказывается представление об отсутствии в русском языке специальных публицистических и газетные средств. Однако эти заключения допустимы лишь в определенном аспекте и до известных пределов.

В узком системно-языковом аспекте, без учета аспекта функционального, специфических газетизмов в русском языке действительно не так много, однако они все же есть. Если же учитывать особенности функционирования языковых средств и их контекстуальные стилистические значения и окраски, то существование газетного стиля не вызывает сомнений.

Оглавление

Средства речевой выразительности в газетном тексте