Рекомендуем

Русский язык 3 класс каленчук чуракова байкова: решебник по русскому языку 3 класс байкова.
Филфак Главы C.М.Бондаренко "Урок..." - " А зачем нам это нужно!"



C.М.Бондаренко "Урок..." - " А зачем нам это нужно!"

03.12.2010 14:44

Если школьники спрашивают: «А зачем это нужно?»,— значит, дело плохо. Заключенный в этом вопросе скептицизм убивает желание знать. Понимание целесообразности, нужности учебной работы делает ее в глазах ребенка значительной и придает ей ув­лекательность. Чем глубже будет школьник понимать значение своего учебного труде, тем прочнее будет его интерес к приобретению знаний.

Как достигнуть этого понимания? Пожалуй, самое плохое сред­ство для достижения цели — прямые поучения «в лоб». Этот рас­пространенный способ может не только не принести никакой поль­зы, но и привести к прямо противоположным результатам. Гораз­до целесообразнее другие, менее прямолинейные пути.

Один из таких путей — занимательный рассказ о том, что про­исходит с людьми, которые не владеют знаниями, в ситуациях, когда эти знания необходимы. Такие рассказы, по возможности должны быть яркими, запоминающимися.

Начиная курс орфографии, можно, например, пересказать уче­никам содержание первых глав книги Н. Панова «А все-таки она хорошая!» Автор этой книги начинает свой рассказ о русской ор­фографии с воображаемого путешествия в сказочный город, где нет никаких правил правописания и жители пишут слова так, как слышат. На первый взгляд, этот город ничем не отличается от обычных, «грамматических» городов. Но постепенно становится яс­но, что в этом городе и преступность выше, и несчастных случаев больше, и много других бед приносит жителям отсутствие единых твердых правил правописания.

Введением в изучение синтаксиса и пунктуации может послу­жить пересказ главы «Случай в магазине Альшванга» из книги Па­устовского «Золотая роза».

Писатель Андрей Соболь принес в редакцию газеты «Моряк» рассказ, интересный по теме, но написанный путаными, какими-то раздерганными фразами. Печатать его в таком виде было невоз­можно, а упускать жаль. Корректор Благов, опытный издательский работник, взялся исправить рассказ, не выбросив и не вписав ни одного слова. И вот рукопись выправлена. «Я прочел рассказ и онемел. Это была прозрачная, литая проза. Все стало выпуклым, ясным. От прежней скомканности и словесного разброда не оста­лось и тени. При этом действительно не было выброшено или при­бавлено ни одного слова...

— Это чудо! — сказал я.— Как вы это сделали?

Да просто расставил правильно все знаки препинания. У Со­боля с ними форменный кавардак. Особенно тщательно я расста­вил точки. И абзацы. Это великая вещь, милый мой. Еще Пушкин говорил о знаках препинания. Они существуют, чтобы выделить мысль, привести слова в правильное соотношение и дать фразе легкость и правильное звучание. Знаки препинания — это как нот­ные знаки. Они твердо держат текст и не дают ему рассыпаться». Показать значение изучаемого можно (и нужно) в начале не только каждого учебного курса, но и каждой темы.

Например, можно рассказать ребятам историю, как Буратино сидел на листе лилии и к нему подплыла черепаха Тортила. «Ах, ты, безмозглый, доверчивый мальчишка с коротенькими мысля­ми! — сказала Тортила. — Сидеть бы тебе дома да прилежно учиться! Занесло тебя в Страну Дураков!» Буратино ответил: «Так я же хотел же добыть побольше золотых монет для папы Карло! Я очччень хороший, благоразумный мальчик!» — «Деньги твои ук­рали Кот и Лиса. Они пробегали мимо пруда, и я слышала, как они хвастались, что выкопали твои деньги...». И далее приводится весь диалог Тортилы с Буратино, после чего перед учащимися ста­вится вопрос: права ли Тортила, когда она говорит, что у Бурати­но «коротенькие мысли»? Действительно, если сравнить речь Бу­ратино и речь черепахи Тортилы, оказывается, что Буратино вы­ражает свои мысли коротенькими простыми предложениями, а старая мудрая Тортила пользуется длинными, сложными предло­жениями, в которых много союзов. Пересказать ее речь, не упот­ребляя союзов, просто невозможно. Если бы мы говорили про­стыми предложениями, «по-буратиньи», мы многое не могли бы выразить. Поэтому очень важно знать союзы и уметь пользоваться ими. Так вводится новая тема «Союз» в экспериментальном учебнике «Синтаксис и пунктуация русского языка».

Одна из возможностей показать необходимость знаний — ис­пользование комического эффекта незнания. Таков, например, эф­фект неправильно поставленной запятой («Я подошел к калитке с громким лаем, навстречу мне выбежал Барбос»), неправильно при­соединенного придаточного предложения («Кот залез под дом, ко­торый украл нашу колбасу»).

Можно заставить школьников осознать нужность получаемых сведений, ставя их в такие условия, когда они на собственном опы­те убеждаются в необходимости эти знания приобрести.

Один преподаватель математики столкнулся с упорным сопро­тивлением школьников, не желавших изучать геометрические тео­ремы. Ребята были уверены, что равенство или неравенство углов или сторон треугольников можно «невооруженным глазом» уви­деть на чертеже. И вот когда дело дошло до теоремы о сумме внутренних углов треугольника, учитель предложил каждому уче­нику начертить любой треугольник, измерить его углы при помощи транспортира и вычислить их сумму. В результате у всех получи­лись разные данные.

Этот случай произвел на класс большое впечатление, и больше уже ни у кого не возникало сомнений в необходимости доказывать теоремы.

Осознанию нужности получаемых знаний способствует такая организация учебного процесса, при которой школьники постоян­но имеют возможность применять уже полученные знания и уме­ния. Если материал ранее изученных разделов учебной программы мало используется или совсем не используется в дальнейшем, у школьников может возникнуть ощущение, что совсем не обяза­тельно знать тот или иной раздел. Если же в процессе работы уче­никам все время приходится обращаться в свою «кладовую», то они постоянно будут чувствовать необходимость ее пополнять.

«Всякое знание превращать в деяние», — таков был девиз пе­дагогического коллектива школы имени Достоевского. Таким «дея­нием» здесь были инсценировки. Сначала — инсценировки произ­ведений русской литературы, потом — немецкой, затем — инсце­нировки исторических сюжетов. Правда, не обходилось без неко­торых издержек: сражения между спартанцами и афинянами, меж­ду римлянами и карфагенянами стали стихийно вспыхивать прямо на переменах, и педагогам пришлось искать более спокойные фор­мы «сценического воплощения» исторических событий. Даже отчет о достижениях школы за полугодие перед представителями гороно проводился в форме инсценировок. Эта игра стала для шкидовцев не просто увлечением, а чем-то вроде повального заболевания.

Особенно отчетливо осознают ученики значение получаемых ими знаний и умений в тех случаях, когда они чувствуют, что в резуль­тате обучения развиваются их умственные способности.

Об этом писали многие школьники в сочинениях на тему «Что мне нравится на уроках русского языка, а что кажется Неинтерес­ным или трудным». «Мне нравится игра в слова. Она развивает память и сосредоточивает» (5-й класс); «Уроки русского языка раз­вивают мою речь» (8-й класс); «Мне очень нравятся викторины: они дают развитие не только в области русского языка, они застав­ляют работать память» (8-й класс); «Самостоятельные работы — это интересно, потому что привыкаешь быстро соображать. Теперь я научилась думать логично, и это помогает» (7-й класс).

Мы затронули только некоторые пути, при помощи которых учитель может показать школьникам нужность, значительность их работы. Таких путей очень много, и каждый учебный предмет об­ладает в этом отношении своими обширными возможностями.

ДАЛЕЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
Загрузка...

Интересное