Рекомендуем

Филфак Главы Б. Ласкин - Военный товарищ



Б. Ласкин - Военный товарищ

19.06.2011 19:23

Все было красиво - и черная шинель с алыми погонами, и отутюженные брюки с лампасами, и начищенные ботинки.
Федя шагал, постукивая каблуками. У него было отличное настроение.
Вообще-то говоря, следовало дать деду телеграмму о том, что он приедет к нему погостить. Но, с другой стороны, трудно было рассчитывать на то, что дед, генерал-лейтенант, бросит все дела и отправится встречать его - Федю. Дед занят, он читает лекции в академии. В прошлом году Федя прислал телеграмму, и на вокзал приехала бабушка. Это было до того неловко, что даже страшно вспомнить.
Во-первых, бабушка бросилась его целовать и сбила с него фуражку. Потом она начала громко задавать вопросы: «Это кто ж такой к нам приехал? Это почему же мы такие курносые и важные? А для кого бабушка испекла пирог с малиной?..» Все это можно было выяснить и дома, но разве бабушка могла понять, что он, Федя, суворовец, военный, правда, так сказать, молодой военный, но все-таки... Эх, бабушка, бабушка!.. Вот дед - это человек!..
- Посмотри, какой очаровательный малыш! - раздался за спиной у Феди певучий женский голос. «Надеюсь, что речь идет не обо мне»,- хмурясь подумал Федя и на всякий случай прибавил шагу.
- Ты  взгляни,  как  он шагает.  Раз-два.  Раз-два,- продолжал   тот   же   голос.- Настоящий    мальчик   с пальчик.
Ну, это уже было слишком! Федя обернулся, замедлил шаг и, не поднимая глаз, раздельно произнес:
- Я не мальчик  с пальчик. У меня  на  плечах погоны.
Женщина, вслух восторгавшаяся Федей, смущенно взглянула на своего спутника. Тот, вскинув брови, громко сказал:
-Прошу извинить мою супругу.  Вы совершенно правы, товарищ суворовец.
Федя с достоинством кивнул, коснулся пальцами козырька и, удаляясь, услышал:
- Сегодня мальчик с пальчик, а завтра он офицер. Поняла?..
...Перед тем как нажать кнопку звонка, Федя оправил обмундирование и, убедившись, что все в полнейшем порядке, позвонил.
Дверь отворила тетя Наташа.
Всплеснув руками и расцеловав Федю, она отступила на шаг.
- Здравия желаю, товарищ будущий маршал Советского Союза!
Федя снисходительно улыбнулся. «Вот тетка. Ей уже, наверно, скоро двадцать пять лет, а она балуется, как девчонка».
- Здравствуй, тетя Наташа.
- Здравствуй, Феденька. Ты что ж телеграмму-то не прислал?
- Это не обязательно. А где дедушка, бабушка, Шурик?
- Дедушка с бабушкой скоро будут. Шурик гуляет. Раздевайся. Давай сюда шинель и фуражку, я все это спрячу, а ты отправляйся в ванную.
Стоя под теплым душем, Федя услышал звонок и голоса - пришли дедушка с бабушкой.
- Папа,- раздался  в  передней  голос  тети  Наташи,- к тебе приехал какой-то военный товарищ. Он сейчас ванну принимает.
- Кто такой? - громко удивился дед.
-  Не знаю. Генерал, говорит, будет очень рад, когда узнает, что я к нему в гости приехал.
Федя слушал и улыбался: «Догадается дед?» А дед уже стоял за дверью.
- Полковник Караваев, вы? Федя не ответил.
- Если не вы - постучите. Федя постучал.
- Та-ак,- сказал  дед,- сейчас сообразим...  Генерал Самохин, уж не вы ли там форсируете водный рубеж? А?..
Федя постучал.
- Выходит, опять не угадал. Кто бы это мог быть?.. Уж не вы ли там, часом, купаетесь, Федор Михайлович?
«Какой-то Федор Михайлович,- весело подумал Федя,- мой тезка».
-  Видите ли,- продолжал дед,- дело в том, дорогой внучек, что вы не учли, какое неотразимое впечатление вы произвели на лифтершу, которая мне и доложила о вашем прибытии.
Освеженный душем, Федя вышел из ванной комнаты и сразу же попал в объятия к бабушке. Она охала и ахала, поворачивала его, проводила рукой по ёжику стриженых волос и, наглядевшись наконец на внука, сказала:
- Ну, иди уж, иди к деду. Он у себя.
Дверь в кабинет была закрыта, и Федя постучал.
- Разрешите войти?
- Прошу,- отозвался дед.
Его рабочий стол стоял в углу у окна. И Федя, печатая шаг по паркету, подошел к столу. Остановившись и щелкнув каблуками, Федя доложил по форме и бросился деду на шею.
- Здравствуй, дедушка!
- Здорово, голубчик. Ну-ка, дай-ка я на тебя гляну...
Здесь, в кабинете, Федя чувствовал себя как за каменной стеной. Здесь Федю называли Федей или Федором. Здесь кончались «Федюньчики», «курнафеи» и прочие бабушкины изобретения: в кабинете деда царила суровая простота, милая Фединому сердцу.
Дед подробно расспрашивал об учебе, о жизни в училище, и Федя отвечал четко, немногословно, как и положено военному человеку.
Однако беседу эту вскоре прервали детские голоса. Вернулся с прогулки Шурик и вместе с ним его друзья и однокашники.
- Вот что,- сказал дед,- ты ступай к тете Наташе. Там Шурика увидишь и весь его штаб. Кстати, с ними за компанию телевизор посмотришь. А я часок поработаю.
- Есть! - ответил Федя и, повернувшись через левое плечо кругом, вышел.
В комнате у тети Наташи ребята рассаживались у телевизора.
Федя приехал,- сказала тетя Наташа.
- Здравствуй, Федя! - обрадовался Шурик.
А Федя, неловко чмокнув его в макушку, солидно сказал:
- Здорово,   голубчик.- После  чего  отвесил  всей компании общий поклон.- Здравия желаю.
- Дети! - сказала  тетя  Наташа.- Сами  телевизор не трогайте. Когда начнется передача, я приду и включу. Феденька, присмотри за ними, пожалуйста.
И, тетя Наташа вышла.
Дети молчали. Они внимательно разглядывали Федю. Подошел Шурик, стал рядом и с гордостью посмотрел на присутствующих, словно бы говоря: «Смотрите, завидуйте. Вот какой у меня брат двоюродный».
К Феде подошла маленькая девочка, Аленушка. Присев, она осторожно потрогала пальцем красные полоски на Фединых брюках, вздохнула и сказала:
- Красненькие дорожки...
- Это не дорожки,- сказал Шурик,- это лампасы. Как у дедушки.
- А ты, мальчик, тоже генерал?
- Нет, девочка, я не генерал.
- Потому что ты еще маленький?.. Потому что ты еще рыбий жир пьешь, да?..
Федя усмехнулся:
- Да. Это главная причина.
Шурик достал из-под стола ящик с игрушками.
- О, брат, какое у тебя богатство,- заметил Федя и с плохо скрываемым любопытством вытащил из ящика механическую игрушку - экскаватор.
- Вы знаете, ребята, что это такое? - спросил Федя, проверяя, действует ли завод.
- Это  эскаватор,- сказал   круглолицый   мальчик Витя.
- Верно. Только не эскаватор, а экскаватор. Федя нажал кнопку, и стрела экскаватора медленно
поднялась, быстро опустилась и, черпнув ковшом воздух, опять поднялась. «До чего же здорово сделано!»- с восхищением подумал Федя, снова заводя игрушку.
- И какой же экскаватор,- спросил он тоном лектора,- простой или шагающий?
- Простой,- ответили Шурик и Витя.
- А может, шагающий?.. Как вы думаете, умеет он шагать?
- Нет, он не умеет,- уверенно сказала Аленушка,- потому что он еще маленький...
Вошла тетя Наташа и включила телевизор. Началась картина «Золушка».
Федя сидел на краю дивана, положив голову на ладонь и не отрывая глаз от экрана. Если бы его такого, вконец захваченного зрелищем, увидела бы бабушка, не обошлось бы без охов, ахов и трогательных восклицаний.
Но все же самое интересное было вечером. К деду пришли гости - два генерала с женами и полковник. Пока женщины пили в столовой чай, в кабинете у деда собрались мужчины. Туда же, разумеется, был приглашен и Федя.
Дед представил его гостям, и Федя, разрумянившийся от волнения и от оказанной ему чести, пожал руку одному генералу, потом другому и потом полковнику.
Полковник оказался самым веселым. Взглянув на Федю, стоящего рядом с дедом, он улыбнулся и сказал:
- Вы знаете, бывают такие диаграммы, где не столбики нарисованы, а фигурки. Вот смотрю я сейчас на внука и на деда - прямо живая диаграмма: выплавка стали до войны, а это вот в наше время. Как говорится, рост налицо.
Федя смотрел на генерала Героя Советского Союза и вдруг вспомнил: ну конечно, его портрет висит у них в училище в кабинете «Великая Отечественная война».
Когда Федя вернется в училище, он расскажет, что целый вечер провел вместе с генералом, о котором, кажется, даже сложена песня.
На пороге появилась бабушка:
- Прошу к столу! - Взглянув на часы, она обернулась к Феде:-А не пора ли представителю молодежи на боковую?
Сперва Федя сделал вид, что не слышит, затем посмотрел на бабушку такими умоляющими глазами, что она затрясла руками и вышла.
- А вот мы у него сейчас спросим,- сказал дед.- Посмотри на нас, Федор, и скажи - очень мы старые?
Федя замотал головой:
- Вы совсем молодые.
-  Юноши, правильно? - спросил полковник.
-  Ну, не юноши, конечно,- с сожалением ответил Федя,- но молодые. И сильные.
-  Вот, братцы, что наша боевая смена заявляет,- сказал генерал и дружески похлопал Федю по спине.- Значит, еще есть порох в пороховницах?
- Есть! - уверенно воскликнул Федя.
Через час, простившись с гостями, с бабушкой, с тетей Наташей и с дедом, Федя отправился спать.
Полный впечатлений, он медленно раздевался и, складывая на стуле обмундирование, увидел на подушке расцвеченный красками листок бумаги.
Это был рисунок. Сверху светило овальное, лимонного цвета солнце. Из заводских труб валил сиреневый дым. С красным флагом шагали дети. А сбоку, на переднем плане, стояла колонна могучих танков. Танки не стреляли. Но они, вне всякого сомнения, были готовы открыть огонь, если бы враги посмели обидеть детей.
Федя, улыбаясь, разглядывал рисунок. Откуда-то из темноты раздался тихий голос Шурика:
- Федя!.. Это я нарисовал.
- Молодец,- сказал Федя,- объявляю тебе благодарность.- И, потушив свет, добавил: - Спокойной ночи. Отбой.
Шурик шумно втянул носом воздух и, поворачиваясь на другой бок, произнес сонным голосом:
- Здравия желаю!..

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:
 
Загрузка...

Интересное