Рекомендуем

Филфак Главы Б. Ласкин - Серые глаза



Б. Ласкин - Серые глаза

14.01.2011 20:33

Если вас не затруднит, будьте добры, опустите это письмецо в Москве. Прямо в ящик опустите. Ну, если, конечно, у вас время свободное найдется, вы уж тогда лично передайте. Приятно бывает, когда с фронта живой привет привозят. Это точно.

У меня такой, знаете ли, интересный случай на почве живого привета произошел.

Это весной было. Вызывает меня командир полка и дает приказание вылететь в Москву в командировку. Ну, я, конечно, собираюсь. Москвичи по-быстрому письма пишут.

Подходит ко мне капитан Соколов.

- Ты,- говорит,- Клименко, в Москву летишь?

- Точно,- говорю,- в Москву.

- Скоро?

Я говорю:

- Заправимся и полечу.

- У меня,- говорит,- Клименко, к тебе просьба.
Я говорю:

- Слушаю.

Он улыбается и говорит:

- Будешь в Москве, зайди к моей жене, передай
привет и в глаза ей посмотри, а потом мне расскажешь,
какие у ной были глаза.

Я говорю:

- Понятно.- И в книжку записываю: «Зайти к жене капитана Соколова. Передать привет и в глаза посмотреть».

Только я это дело записал, техник докладывает - все в порядке, можно лететь. Ну, я с ребятами, конечно, прощаюсь. Уже в кабине сижу и вдруг вспоминаю: адреса-то я не спросил у капитана Соколова.

Я кричу:

- Адрес, капитан?
А он в ответ:

- Улица Полянка, тридцать четыре.
Я кричу:

- Будет сделано!

Прилетел в Москву. Явился куда надо по службе. Потом в ящик письма опустил, что ребята дали. Вижу, все вроде в порядке, одно поручение осталось - «зайти к жене капитана Соколова. Передать привет и в глаза посмотреть».

Стал я эту улицу Полянку искать. Я Москву слабо знаю. В общем, нашел. Вижу: дом огромный, а номер квартиры у меня не записан. Захожу в домоуправление и там узнаю, в какой квартире Соколова живет. В шестой.

Поднимаюсь на второй этаж. Квартира шесть. Звоню. Открывается дверь. Смотрю, стоит на пороге товарищ. Техник-лейтенант. Ростом примерно с вас будет. Папироску курит. Я говорю:

- Разрешите войти?
Он говорит:

- Пожалуйста.

Прохожу это я, а сам думаю - лучше бы мне про последнее поручение забыть. Не понравился мне этот товарищ в квартире супруги капитана Соколова.

Проходим в комнату. Я спрашиваю:

- Можно видеть Соколову?

- Посидите,- говорит,- она скоро придет. Закуривайте,- и портсигар протягивает.

Я говорю:

- Спасибо, не курю,- а сам-то я, между прочим, курю с тридцать восьмого года.

Да. Ну, сидим, молчим. Этот товарищ спрашивает:

- С фронта?

- Да,- говорю,- с фронта.

- Откуда именно? Если не секрет?
Я говорю:

- С того самого.

- Наверно, из Германии?

- Да,- говорю,- оттуда,- а сам папироску достаю и закуриваю.

Туг он ухмыляется:

- А говорили, не курите.
А я говорю:

- Ничего. Курю. Иногда. В отдельных случаях.
Сидим молчим. Он опять вопрос задает:

- Как,- говорит,- там дела?
Я говорю:

- Там-то дела хорошие, а какие дела здесь? Вы случайно стихотворение не знаете «Жди меня»?

- Да,- говорит,- помню.

- Прекрасно,- говорю,- что вы это стихотворение помните.- Я говорю: - А вы знаете, что капитан Соколов уже три ордена имеет?

- Знаю,- говорит.- Мне Вера его письмо читала.
Я говорю:

- Ну, хорошо.- А сам чувствую, сильно волнуюсь.
А он вдруг говорит:

- Вы извините, но мне уходить пора.
А я говорю:

- Подождите. У меня поручение к Соколовой имеется, насчет глаз. Что глаза покажут, что глаза расскажут. Вам ясно?

- Да,- говорит.- Нет, но ясно... Вы,- говорит,-успокойтесь. Отдыхайте.

Я ему говорю:

- Вы мне прямо скажите - женаты?
Он говорит:

- Нет еще, только собираюсь.

Тут уж я на него зверем смотрю. А о на мои нашивки ранений уставился. Я говорю:

- Что смотрите, а?

Не успел он ответить, слышу звонок. Он сразу встал. А я говорю:

- Садитесь, я сам открою!..

Иду. Открываю. В прихожей темно. Вдруг чувствую, целует меня женщина. Я назад подаюсь, а она говорит:

- Колюня, ты меня, напорное, ругаешь, что задержалась?

Тут я выхожу на свет. Смотрю - женщина молодая, и выражение лица у нее испуганное до последней степени.

- Ой,- говорит,- что это?.. Кто вы такой?.,

Я в комнату прохожу, а женщина следом идет. Тут я на техника-лейтенанта оглядываюсь. Вижу: он ей знаки делает - по голове своей пальцем постукивает, лотом на меня показывает. Я говорю:

- Что за жесты, дорогой товарищ? - И к женщине
обращаюсь: - Вас, кажется, Верой зовут?

- Да,- говорит,- Верой... А вы кто такой?
Я говорю:

- Я так... боевой товарищ капитана Соколова.

- Значит, вы оттуда?

- Да, мы в одной части.

- Ох как хорошо. Садитесь.
Я говорю:

- Ничего, я постою. Прокурор стоя обвинение говорит.

- Обвинение? Вы что же, военный прокурор? -спрашивает, а сама на этого, на Колю, оглядывается.

- Нет,- говорю.- По службе я не прокурор. Я по дружбе прокурор.

Она говорит:

- Извините, я вас не понимаю.- Говорит, а сама к технику-лейтенанту жмется...

- Вот что,- говорю,- капитан Соколов мне так сказал: «Ты к ней приди и в глаза ей посмотри. Приедешь - расскажешь».

Тут я смотрю на нее. Лицо у нее испуганное. Глаза серые, большие, и брови темные вразлет.

- Ну что, посмотрели?

- Посмотрел.

- Вот и хорошо. А вы письма не привезли?
Тут я строго ей говорю:

- От кого вы письма ждете?

- От кого? От капитана Соколова. От Пети,
Я говорю:

- Он не Петя. Он Вася.

Она глаза еще шире открывает;

- Вася? Какой Вася? У нас нет никакого Васи.
У нас,- говорит,- с Колей, вот с ним, брат Петя. Капитан Петр Соколов.

Я, конечно, падаю на стул и не своим голосом спрашиваю:

- Капитан Василий Соколов, летчик?

- Нет,- говорит,- капитан Петр Соколов, танкист.
Я говорю:

- Василий Соколов ваш супруг?

- Нет,- говорит,- Петр Соколов мой брат, мой и Колин. А супруга у меня,- говорит,- пока еще нет.

Тут я открываю рот и говорю:

- Товарищи, что же это у нас с вами получилось? - А сам книжку записную достаю.- Вот адрес: Москва, Полянка, 34.

А Вера спрашивает:

- Какая?..
Я говорю:

- Что какая?.. Москва - одна.

- Москва-то,- говорит,- одна, а Полянки две - Большая и Малая. Наша Большая.

Ну тут уж я не буду вам рассказывать, как мы этот вечер провели, это, знаете, очень длинный будет рассказ.

В общем, расстались мы по-хорошему, а когда прощались, мне Вера говорит:

- Вы Колю сильно напугали. Он думал, вы контуженый.

- Да,- говорю,- теперь я понимаю, почему он на
мои нашивки смотрел.

В общем, посмеялись мы, и Вера говорит:

- Вот какие в жизни забавные бывают совпадения.

- Да,-говорю.

- А я,- говорит,- вас еще поцеловала.

- Ничего,-говорю,- поцелуй за мной. Возвратимся с победой - я вам его верну. Раз он ваш, зачем он
мне?»

А она говорит:

- Обязательно.

- Что обязательно?

- Обязательно,- говорит,-возвращайтесь с победой.- Говорит, а у самой глаза смеются.

Расстались мы, нашел я Малую Полянку, жену капитана Соколова нашел. Обрадовалась она. Я привет ей передал и в глаза посмотрел. Хорошие глаза у нее, синие. Но лично мне больше серые нравятся.

Вот какая была история. Так что, если вам не трудно будет, вы это мое письмецо Вере Соколовой передайте. Адрес на конверте. Только Полянки не перепутайте.

Их в Москве две. Большая и Малая.

Похожие материалы:
 
Загрузка...