Загрузка...
Филфак Главы Б. Ласкин - Как закалялся Гамлет



Б. Ласкин - Как закалялся Гамлет

24.07.2011 21:15

Это было просто удивительно, честное слово, если не сказать больше. Игнатий Васильевич спал. Мало того -он еще улыбался во сне. Тяжко вздохнув, Анна Евгеньевна смотрела на мужа. Как он может спать, этот человек?.. Впрочем, нет, он, конечно, не спит. Он притворяется. Он, видите ли, устал от ее разговоров. Она сто раз повторяет одно и то же, она переливает из пустого в порожнее, а он?.. А он отмахивается и еще позволяет себе острить: «Анюта, если записать твои разговоры на пленку, то их вполне можно потом передавать в эстрадном концерте». Черствый, равнодушный человек!..
А ведь поначалу все было хорошо, даже замечательно. Юрка отлично сдал экзамены и был принят в театральное училище. Мать поздравила сына, отец подарил ему бритву «Спутник», директор училища высказался о Юрке в столь высоких и обнадеживающих выражениях, что Анна Евгеньевна живо представила себе будущего артиста Юрия Сорокина на сцене театра. Она уже видела его в роли Гамлета. «Быть или не быть?» - вопрошал Гамлет, и зрительный зал молчал, позволяя принцу датскому ответить на волнующий его вопрос.
В первый же день, явившись домой из училища, Юрка принес новенький студенческий билет. И уже после того как мать всласть налюбовалась этим документом, подтверждающим принадлежность ее сына к волшебному миру искусства, Юрка спокойно сообщил, что весь первый курс, и он в том числе, выезжает в Березовский район помочь колхозникам убрать картофель.
Анна Евгеньевна безмолвно опустилась на диван. Может быть, Юрка пошутил? Нет, он сказал истинную правду, и это было ужасно. Служителей муз бросали на картошку.
Наутро, облачившись в брезентовую куртку и в резиновые сапоги, Юрка в бодром расположении духа отбыл в Березовский район. Что же касается Анны Евгеньевны, то она с момента отъезда сына начисто лишилась душевного покоя.
Прошло уже целых двенадцать дней, как Юрки нет дома. Сегодня воскресенье. Она подошла к окну. Конец ентября, осенняя хмурь. Стекло исчертили косые полоски дождя. В такую погоду самое милое дело сидеть дома. Впрочем, эгоистично позволять себе думать об этом, когда именно сейчас в далеком Березовском районе ее Юрка, Гамлет, стоит по колено в сырой земле и копает картошку...
Анна Евгеньевна растолкала мужа.
-  Вставай!.. Уже девять часов.
Игнатий Васильевич открыл глаза и потянулся.
- Ах, Анюта-Анюта, какой сон не дала досмотреть. Можешь представить - я, Мохов и Каретников, секретарь   партбюро,   поехали   на  рыбалку.   Рассвет,   вода блестит. Закинули мы удочки, поплавки тут же р-раз!.. Подсекаю - и, можешь представить, вот такая щука!..
- Видишь, что тебе снится - рыбалка, прогулка. Ты Юрке насчот трудовых процессов все разъяснял, а сам норовишь посмотреть что полегче. А Юрка сейчас, наверно, в поле. Погода как назло. Дождь.
-  Картошку, конечно, лучше копать, когда сухо.
-  Смотрю я на тебя, Игнатий, и, клянусь честью, поражаюсь.   Поражаюсь   твоему   спокойствию.   Юрке семнадцать лет...
- Скоро восемнадцать.  
-  Он еще мальчик.
-  Я этому мальчику бритву подарил.      
- Он слабый совсем.
-  Слабый?.. А ты видела, когда они волейбольную площадку делали, он такое вот бревно волок на себе, и ничего.
- Тебе все - ничего.
- Правильно. Я в его годы, мамочка, вкалывал от зари до зари и, как видишь, устоял. Не согнулся.
-  Я одного понять не могу - зачем будущих артистов на такую работу посылать? Они ж не агрономы, не мичуринцы, они ж люди искусства.
-  Ну и что?.. Я где-то читал, что народный артист Хмелев в юные годы работал то ли в Сормове, то ли еще где, в общем, на заводе. И что - помешало это ему стать большим артистом?
-  Может, не помешало, но и не помогло.
-  Напрасно так думаешь. Артист - это художник. А художник обязан знать жизнь и труд, и людей, и то, что творог не из ватрушек добывают.
- Я смотрю - очень ты сознательный. Чем так красиво рассуждать, ты бы поехал Юрку подменил.
- Нет, мамочка, так дело не пойдет. Он свое отработает и приедет. А тогда, пожалуйста, может приступать:   «Карету  мне,  карету!   Пойду  искать  по  белу свету...»
Анна Евгеньевна вздохнула:
-  Ну хорошо, а если я достану справку от врача, что ему это дело противопоказано?
-  Если такую справку достанешь - его сразу же снимут с работы...
-  Да?..
- Врача снимут,- пояснил Игнатий Васильевич,- за обман.
-  Ну ладно, с тобой говорить - как с глухим дуэты петь. Имей в виду, я найду ход, не беспокойся. Прилетишь из Челябинска через три дня - Юрка тебя встречать будет.
-  Если ты это сделаешь, Анюта, учти - отвезу Юрку обратно. Лично отвезу и попутно так ему всыплю, что он после сидячие роли стоя играть будет!..
Игнатий Васильевич улетел в понедельник на рассвете. В тот же день Анна Евгеньевна вызвала с завода шофера Лешу.
-  Леша,- сказала Анна Евгеньевна,- у меня к вам личное дело. Вы Юрку нашего знаете?
-  Пока не знаком. Ведь я недавно с Игнатием Васильевичем.
-  Это неважно. Юра поступил учиться на артиста.
-  На киноартиста?
-  На театрального.
-  Это похуже, но тоже неплохо.
-  Так получилось, Леша, что наш сын уже две недели выступает не в своей роли. Его послали на картошку...
- Ну что ж, я считаю, роль неплохая. Современная роль.
- Леша, вы знаете, где Березовский район?
- Найду.
- В этом районе есть колхоз «Знамя труда». Поезжайте туда, найдите студента Юрия Сорокина, помогите
ему там немножко - и обратно, вместе с ним.
-  А вдруг его не отпустят?
- А вы объясните - отец в командировке, мать больна, то, се, пятое, десятое...
Леша почесал в затылке:
- М-да... Игнатий Васильевич в курсе?
- Его в это дело посвящать совершенно необязательно. Он приедет, а сын дома.
Спустя два часа, получив из рук Анны Евгеньевны письмо и ворох домашней снеди, Леша выехал в Березовский район.
Одолев семьдесят километров асфальтового шоссе за час с небольшим, Леша свернул на проселок. Дорогу размыли осенние дожди, и ехать пришлось медленно, почти со скоростью пешехода. В колхоз Леша добрался к вечеру. Разузнав, как доехать до поля, Леша еще с полчаса петлял по проселку и остановил машину у дороги.
Выйдя из машины, он увидел идущего по полю паренька, который оказался бригадиром студенческой бригады Игорем Цветковым.
Услышав о цели Лешиного приезда, Игорь помолчал, потом постучал себя пальцем по лбу и бодро сказал:
- Друг Горацио, все будет сделано! Вы приехали, имея задание увезти от нас Сорокина. Так и будет. Уедете и увезете.
- Легко отпускаете человека,- заметил Леша,- видать, не шибко вы им дорожите.
Игорь ответил не сразу. Глаза его выражали активную работу мысли.
- Вот что,- сказал он,- давайте, что вы привезли. Я передам ему в собственные руки. А вы пока посидите, отдохните. Он соберет свои шмотки и придет. Договорились?
- Ладно.
Взяв у Леши письмо и посылку, Игорь ушел.
Далеко в поле горели костры. Холодный осенний ветер срывал с колеблющихся гребней огня хлопья сизого дыма. В свете костров виднелись работающие люди - парни и девушки с лопатами.
Дойдя до костра, Игорь окликнул одного из парней:
- Сорокин!.. На минуточку...
Подошел Сорокин - высокий юноша с пухлыми губами. Из-под сдвинутой на затылок кепки выбивалась светлая прядь волос.
- Юрка,- негромко сказал Игорь,- к тебе приехал товарищ на машине из города. Привез письмо от мамы и вот, судя по запаху, весьма вдохновляющие харчи.
- Спасибо...- Сорокин наклонился к костру и начал читать письмо.
Игорь увидел: по мере того как Сорокин читал, менялось выражение его лица. Сперва растаяла улыбка, потом на лбу появилась тяжелая складка, потом смущение сменилось сначала обиженным и под конец строгим, почти сердитым выражением.
- Ой, мама-мама! - сказал он, укоризненно покачав головой, после чего, секунду подумав, опустил письмо в огонь костра.- Моя мама - неисправимый человек,- с виноватой улыбкой пояснил он,- она наивно полагает, что я еще ребенок. А вот насчет харчей мы сейчас разберемся. Налетай, ребята!
Известие о соблазнительной посылке мгновенно разнеслось далеко окрест, и тут же сбежалась шумная компания будущих артистов. В куртках, ватниках, в сатиновых штанах, в сапогах, перемазанные землей, они с аппетитом уплетали стряпню Анны Евгеньевны.
А Сорокин торопливо писал ответное письмо. Игорь вырвал страничку из блокнота и тоже принялся что-то писать
- Давай, Юрка,- сказал Игорь и взял у Сорокина листок. Он положил его в измятый конверт и туда же сунул свою записку.
- Банкет окончен. Продолжим наши игры, как говорил Остап Бендер.
Когда все разошлись по своим участкам, Игорь зашагал куда-то в темноту, светя себе под ноги карманным фонарем. Пройдя сотню шагов, он поравнялся с брезентовой туристской палаткой. Подняв полог, вошел.
Там сидел унылого вида парень в лыжной куртке и брезгливо перетирал тарелки.
- Сорокин,- сказал Игорь,- бросай свою нервную работу. Береги интеллект. Тебе здорово повезло. Пришла машина из города и возвращается обратно. Собирай свое хозяйство и езжай.
Сорокин-второй сделал вид, что он обижен.
- Значит, отчисляешь?
- Ты давно жалуешься, что тебе здесь трудно. Так что поезжай домой, грейся, сушись, читай Станиславского «Моя жизнь в искусстве».
-  Ну   что   ж,   пожалуйста,- сказал   Сорокин-второй.- Где машина?
-  Я тебя провожу...
Машина стояла там, где Игорь ее оставил. Когда они с Сорокиным подошли, выяснилось, что машина пуста.
-  Садись,- сказал Игорь,- а я найду водителя. Наверно, погреться ушел.
Так оно и было. У ближнего костра Лешу угощали печеной картошкой.
- Сорокин   в   машине,- шепнул   Игорь   Леше.- Счастливого пути!..
- Привет всем - сказал Леша. Он испытывал большую неловкость, увозя из компании таких славных ребят сына Игнатии Васильевича, уважаемого на заводе человека. - Сейчас поедем,- сказал он, садясь в машину, и, обернувшись, увидел, что пассажир спит. «Наверно, и ему тоже неловко,- подумал Леша.- Притворяется, что спит, а сам небось переживает».
Но Сорокин не притворялся, он спал, и спал крепко. Его не разбудили ни тряска, ни ухабы. .... В город они   приехали   ночью.  Остановив   машину у подъезда, Леша увидел Анну Евгеньевну и вышел.
Анна Евгеньевна была испугана:
-  Что случилось?.. Почему вы вернулись?
- Не отпускают вашего сына,- сказал Леша улыбаясь и, увидев легкое смятение на лице Анны Евгеньевны,  торопливо  добавил: - Я  смеюсь.   В  машине  он. Спит. Получайте своего Юрку.
Открыв дверцу, Анна Евгеньевна просунула голову в машину и тут же испуганно подалась наружу.
-Кто это?..
- Сын ваш,- ответил Леша. 
- Кого вы привезли?
Леша влез в машину и растормошил пассажира.
-  Эй, товарищ!.. Вы кто такой?
Парень открыл глаза и, слабо соображая, ответил:
- Я?.. Я Сорокин...
- Какой вы Сорокин? - возмутилась Анна Евгеньевна.
- Эдуард Сорокин. А в чем дело?.. Где мы находимся?
-  В городе мы находимся,- сухо сказал Леша,- попрошу выйти.
Эдуард Сорокин выбрался из машины и, испуганно глядя на Лешу и незнакомую женщину, пятясь, пошеп по тротуару и потом вдруг побежал.
Когда он исчез за углом, Анна Евгеньевна спросила жалобным голосом:
- Леша, в чем дело?..
-  Мне сказали, что он Сорокин.
-  По-моему, вы пьяны.
-  Посадили в машину человека, сказали, что Сорокин.- Он полез в карман.- Вот письмо сунули...
Анна Евгеньевна дрожащими руками раскрыла конверт и узнала Юркин почерк.
«Дорогая мамочка,- писал Юрка,- спасибо за вкусную посылку. Чувствую я себя отлично. Закаляюсь. Вернусь вместе со всеми, когда кончим дело. Привет папе, Если тебя спросят, что такое полезное ископаемое, знай - это картошка, испеченная на костре и пахнущая дымком. Целую. Твой Ю р к а».
Анна Евгеньевна молча передала Юркино письмо Леше и достала из конверта вторую записку.
«Уважаемая мама Юрия Сорокина! Горячий привет вам от его товарищей. Как бригадир благодарю, что Вы воспитали такого хорошего парня, который не боится трудностей и отлично работает. Коллективное спасибо за посылочку! Незабываемые пирожки! Это первое. Теперь второе. Извините, что воспользовались машиной, но мы давно ждали удобного случая, чтобы отгрузить в город выдающегося дармоеда нашего времени Эдуарда Сорокина. Желаем Вам всего хорошего. Игорь Цветков, бригадир».
Прочитав записку Игоря, Анна Евгеньевна также, не сказав ни слова, протянула ее Леше.
Леша читал, восхищенно покачивая головой:
- Вот черти, а!.. Ну, сильны!.. Анна Евгеньевна, надо понимать, все в порядке!
-  Да... Вообще, конечно...
Улыбнувшись, она взглянула на Лешу и сказала:
-  Спасибо, что вы туда съездили. Теперь вы знаете какой Сорокин - Сорокин и какой Сорокин - не Сорокин!..

Похожие материалы: