Загрузка...
Филфак Главы Б. Ласкин - «Боевая подруга»



Б. Ласкин - «Боевая подруга»

14.01.2011 22:56

Днем в госпиталь пришла почта. Медсестра Олечка выбрала несколько писем, адресованных раненым ее палаты, и печально покачала головой. Письма пришли почти всем: и старшине Фалееву, и старшему сержанту Горохову, и сержанту Федору Пастухову. Опять не было письма Егору Фоменко.
Олечка отнесла почту в палату. Младший сержант Фоменко сидел у окна с книгой и молча смотрел на товарищей, жадно читавших письма.
-  Опять мимо, сестрица?
-  Ничего,- ласково сказала Олечка,- вам еще напишут.
-  Возможно,- сказал Фоменко.
Он встал и, опираясь на палку, вышел в сад. Пастухов проводил его взглядом.
-  Сколько времени Фоменко без письма. Это ж ненормальное положение, честное слово.
-  Чего ж тут ненормального? - рассудительно сказал Фалеев.- Может, ему получать не от кого.
-  Вы смотрите, ребята, какая вещь,- сказал Пастухов.- Мы все выздоравливающие, так?.. Помнишь, Фалеев, что врач говорил? Нормальная психика и хорошее настроение - они тоже раны залечивают, не хуже любой мази.
- Правильно,- отозвался Горохов.- Психотерапия.
- Вот именно.
Пастухов закрыл дверь и перешел на шепот:
- Ребята, у меня такая мысль. Давайте сочиним письмо Фоменко. Вроде пишет ому - незнакомка. Высказывает восторг и любовь. Желает встреч и так далее. Егор письмо получит, так?.. Сразу у человека радость. Безусловно, он ответ ей напишет...
-  Ну и что? - спросил Фалеев.
-   Что «ну и что»?.. У Фоменки, возможно, наметится психотерапия - и он вскорости станет веселый и здоровый. Неси бумагу, Горохов. Сейчас составим письмо!
Через полчаса аккуратным почерком старшины Фалеева было написано короткое послание.
«Дорогой и пока что мне неизвестный Егор!
Очень извиняюсь, что отрываю вас от медицинского лечения. Не так давно я прочитала заметку в центральной газете про ваш исключительный боевой подвиг, как вы ворвались в траншею и в рукопашной схватке положили четырех захватчиков.
Этот замечательный боевой эпизод является прекрасным моментом в вашей молодой жизни. Я имею желание быть с вами знакомой, чтобы моя сильная девичья любовь была намечена для вас. Чтобы мы, конечно, встретились и, если не будет возражений, жили в дальнейшем совместной счастливой жизнью.
Желаю вам скорейшего выздоровления. Адрес свой я пока не сообщаю, но впоследствии возможно, что и сообщу.
А пока желаю всего хорошего. Крепко вас целую.
С приветом. Неизвестная девушка».
Прочитав письмо вслух, Пастухов стал мастерить конверт.
-   Замечательное письмо,- сказал он, улыбаясь.- Егору будет полное удовольствие, что его крепко целуют и так далее...
-  Письмо   правильное,- подтвердил  Фалеев,- но все же здесь кое-чего не хватает.
-  Адреса, что ли?.. Это не обязательно,- сказал Пастухов.- Без адреса даже лучше. Тут налицо загадка.
-  Загадка - это хорошо,- сказал Фалеев,- но для такого письма еще фотокарточка требуется, а на фотокарточке красивое женское лицо. Тогда полная терапия будет.
- Где же ее взять, фотокарточку? И так неплохо.
- Нет,- сказал   Фалеев,- без   фотокарточки это так, пустой номер.
Пастухов на мгновение задумался, затем достал из кармана пижамы маленькую фотографическую карточку. На карточке была изображена милая круглолицая девушка.
-  Это кто ж такая? - спросил Фалеев.
-  Даша, - сказал Пастухов и вздохнул. - Моя невеста. Хорошая девушка.
-  Слушай-ка, Пастухов.  Положи  фотокарточку в конверт,- сказал Фалеев.- Все равно это письмо дальше госпиталя не уйдет. Как вся эта шутка распутается, ты ее у Фоменки обратно возьмешь и все будет в порядке.
Пастухов посмотрел на лицо Даши, как бы спрашивая у нее совета. У Даши на карточке были веселые глаза, и Пастухов понял, что Даша не возражает, а, наоборот, даже приветствует.
Карточку положили в конверт. Фалеев написал на конверте все, что полагается: и адрес госпиталя, и фамилию получателя - «Егор Фоменко». Горохов принес из кухни сырую картофелину, срезал дольку, старательно нарисовал чернильным карандашом почтовый штемпель и отпечатал его на конверте.
Наутро Егор Фоменко, проснувшись, нашел на тумбочке конверт. Письмо было совершенно неожиданное и приятное.
Егор хотел было показать письмо товарищам, но в палате в это время никого не было. Перечитывая письмо, он выронил из конверта фотографию. Фоменко восхищенно разглядывал ее, не заметив, как за его спиной появилась Олечка.
-  Неужели письмо получили? - спросила она.
-  Получил вот,- застенчиво улыбаясь, ответил Фоменко.- И карточку тоже...
Олечка посмотрела на фотографию. Прищурилась, что-то вспоминая, потом сказала:
- Товарищ младший сержант, знаете, это кто?
- Кто?
- Эту девушку я здесь видела. Ее Дашей зовут. Она Пастухова проведывать приезжала. Она где-то в районе проживает, недалеко.
- Значит, что же, приезжала к одному, а теперь пишет другому?
-  А чего ж? Она приезжала, возможно, вас издали увидела, вы ей понравились, она вам и написала.
- Удивительно,- покачал головой Фоменко.
- Чего ж удивительного? Вы лицо известное. Про нас в газетах пишут.
- Понятно,- сказал Фоменко, и Олечка прочла в его глазах зреющее решение,
-  Прошу вас, сестрица, Пастухову ничего не говорите.
-  Понятно.
-  Теперь такое дело. Вы мне адрес ее достать не можете?...-
- Могу. Пастухов сегодня письма сдал. Я перепишу.
- Вот-вот. Перепишите - и ми слова Пастухову. Хорошо?..
- Хорошо, товарищ младший сержант.
В столовой за завтраком Пастухов посмотрел на озабоченное лицо Егора и подмигнул Фалееву. Тот, неестественно откашлявшись, вдруг сказал:
-  Егор, там тебе письмо пришло. Видел?
-  Видел.
-  От кого, если не секрет?
-  Да так. От стариков. Из колхоза.
Пастухов, чуть не подавившись манной кашей, приветливо сказал:
-  Не забывают, значит, старички?
-  Не забывают.
Когда Фоменко вышел из столовой, Пастухов оживился.
-  Слышали? Старики, говорит, пишут. Покамест все идет по плану командования.
Фоменко тем временем бродил по саду и обдумывал ответ. Вскоре Олечка вручила ему адрес.
После обеда Фоменко ушел в красный уголок и, присев к подоконнику за пальмой, начал писать ответ. Первым Егора засек Горохов. Вернувшись в палату, он сообщил Фалееву и Пастухову:
- Фоменко в красном уголке сидит, ответ, видать, пишет. Все идет как часы.
- Нормально,- сказал  Пастухов.- Видали,  он  сегодня без палки ходил. Вроде даже поправляться начал.
- Чего ж удивительного? - сказал Горохов.- Любовь. А любовь, она ото всего лечит.
Фоменко сидел в красном уголке и перечитывал написанное им письмо.
«Здравствуйте, Даша. Извините, что я вам пишу. Трудно понять, как вы так сразу разлюбили Федю. Он хороший человек и боевой младший командир. Мне неясно, как вы так легко полюбили другого человека.
Возвращаю вашу фотокарточку. Мой вам совет - пошлите ее обратно Феде и успокойте его. Я так думаю, Даша, что нельзя чересчур быстро менять свое чувство. С приветом, Е. Ф о м е н к о».
Егор положил письмо и фотографию в конверт, написал адрес и передал все Олечке.
На следующее утро Егор написал Даше подробное письмо, в котором весьма живописно изобразил роль сержанта Федора Пастухова в операции по форсированию реки Неман. Когда он писал, мимо него прошел Пастухов, который через несколько минут доложил Горохову и Фалееву:
- Сидит. Глаза задумчивые. На лице краска играет. Пишет. Парень влюбился. Это точно.
- Отлично,- сказал Горохов.
-  Боюсь я за свою фотокарточку. Еще, смотри, не отдаст.
Через два дня Фоменко сочинил Даше письмо на четырех страницах, где подробно излагалась боевая биография Федора Пастухова. В конце сообщалось о том, как Федор Пастухов спас жизнь своему командиру, за что был награжден орденом Красной Звезды.
На следующий день, разбирая полученную почту, Олечка увидела конверт со знакомым ей обратным адресом. Это Даша писала Федору Пастухову.
Пастухов получил письмо после ужина. Он удалился в красный уголок. Горохов и Фалеев играли там на бильярде. Пастухов раскрыл конверт. Из конверта выпала фотография Даши и четвертушка бумаги, исписанная крупным Дашиным почерком. Пастухов, удивившись наличию фотокарточки, стал читать письмо.
«Федя! Возможно, это письмо будет последнее.  Очень стыдно вам, Федя, так поступать. Этого я от вас никогда не ожидала. Если вам моя фотокарточка не нужна и вы ее отдали на забаву какой-то Е. Фоменко, то мне все ясно. Я эту Е. Фоменко не знаю. Кто она, Евгения или Евдокия, и какие у вас отношения, мне теперь это все равно. Только я скажу, что она девушка порядочная. Она прислала мне сегодня письмо, где почему-то уговаривает меня вас опять полюбить, из чего я понимаю, что вы ей уже надоели.
Больше я вам писать не буду. Передайте привет своей боевой подруге Е. Фоменко и передайте ей мою благодарность, что она мне все честно объяснила. Если вам моя фотокарточка лишняя, отдайте ее опять Е. Фоменко. Она мне перешлет. С приветом, Даша».
Оцепенев от удивления, Пастухов снова перечитал это более чем странное письмо. Яростно потерев лоб, он опять принялся читать, безнадежно пытаясь понять, что могло произойти.
- Письмо получил, Пастухов? - спросил Фалеев.
- Да.
- От кого?
- Да так. От этих... от стариков.
- Чего пишут?
- Не пойму, что-то очень неразборчиво... Пастухов растерянно пожал плечами, вскочил и зашагал в палату.
В палате было тихо. На койке у окна мирно спал «боевая подруга» Егор Фоменко. Лицо его было румяным, и было ясно видно, что дело идет на поправку.

Похожие материалы: